anna_amargo: (внутри сердца)
практически случайно — правда правда — в сообщество [livejournal.com profile] ru_psiholog... Нет, не виноватая я, просто девочка, пришедшая ко мне погадать, ссылку дала, так сказать, на ситуацию похожую на её ситуацию, а пост оказался открытым лишь тем ЖЖ-юзерам, которые в доле и в курсе...

А сегодня уже сообщество преподнесло мне сюрприз. Пост про «семью шведскую»... Нет, там ничего совпадающего с моими мыслями или с моими мечтами. Там — совсем не о том, не так и не для тех... . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Жизнь неожиданностями переполнена. Просыпаешься утром и — пока пьёшь первый кофе свой — успеваешь понять, что мир твой и вокруг тебя мир оба изменилися очень. Порой — кардинально, до полной неузнаваемости...

Сегодня раненько с утра брат мой поделился со мной новой картиной бытия своего: мама его Лидия, на десятке седьмом вспомнила вдруг, что у ней — Юдич — девичья фамилия. И засобиралась в Израиль. Чтоб жить там и потом умирать тоже там.

Оливер подозревает, конечно, что сия мамина странная прихоть обусловлена её общением тесным с троюродной сестрой тётей Аней (мамой Валеры того самого, которого — как Волхва и Разжигателя Страсти желает убить каждый третий в славном нашем Семействе)... Он даже произнёс что-то вроде: «Вот как стали они после Нового Года плотно общаться, как съездила маман в гости в Одессу — так я сразу и подумал, что хорошим ничем это дело не кончится...» . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Утром сегодня получила я электронное письмо от Симон из самого из Парижу. Письмо длинное и занимательное (Ага, я сразу подумала, что подруга моя старинная Бог знает чем занималась на Новогодних Каникулах и теперича — с похмелья большого — ей и заняться уж нечем, кроме как письма писать мне...)...

Но — как бы то ни было — а письме было много занятного. Во первых же строках Симон мне рассказала, что приятельница наша Лукреция — после смерти отца своего — ударилась вдруг в ортодоксальный иудаизм и в Израиль жить переехала. Потом Симон мне поведала, что её собственный муж Жаклин Эм занялся овцеводством и поделилася мыслью, о том, что для любого Морриза «овцы — самое то, ведь Морризы сами как овцы — тихие, мирные звери, и лишь иногда — если их довести хорошенько — становятся баранами упёртыми»...

А напоследок Симон поинтересовалась: «Помнишь ли ты Ирэн? Ту девушку, с которой я в Питер приезжала в девяносто шестом?» . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Предыстория (для тех, кто не в курсе): раньше мой брат жил в Украине, но уже больше 10 лет брат мой живёт в Италии. У брата есть сын, болеющий гемофилией. Здесь врачи говорили: «Он безнадёжен», там мальчику подобрали такую схему лечения, что заболевания своего он не замечает почти — даже занимается спортом (и не шахматами, между прочим, а контактными единоборствами)...

Ну, а теперь история. Не о брате моём. А о том, как мой брат — отправившись с сыном на очередной плановый осмотр в Свою Любимую Клинику — познакомился там с женщиной из России. Назовём её Аллой.

У Аллы тоже есть сын (пусть будет Ваня) — лет на пять младше Володи, племянника моего. У Вани — тот же диагноз. Положение — почти что плачевное. От кровоизлияний распухли колени, мальчик почти не ходит, очень слабый и ему очень больно.

Но это всё — тоже затравка. Отрава же в той истории, которую Алла Оливеру вчера рассказала. Истории о том, как мама с сыном в Италии вдруг оказались. . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Видела женщину, которую нельзя озадачить. Перед которой никогда не стояло ещё ребуса нерешаемого... Она всё умеет, всё может, она ни перед чем не спасует...

И «пуф-пуф-пуф...» — выдыхаемое сокрушенно сквозь сомкнутые зубы и губы, сложенные сердечком розовым — единственный признак того, что она серьёзно задумалась... На пару секунд. Над тем, как бы ей лучше, целесообразней, быстрее и с затратами наименьшими...

Эта женщина — вечная женственность, хозяйка домашнего алтаря, набора приправ и аптечки, и хранительница очага... Но — как объект для исследования — она тем интересна, что — помимо восемнадцати разных рецептов персикового пирога и сорока способов смыть жирные пятна с рубах — она знает тысячу тайных сигналов и тысячу способов подать знак секретный избранному ею мужчине. . . . )
anna_amargo: (миндаль и ваниль)
Сначала — о первом. О предложении, то есть... Помните, в конце прошлого года я разослала открыток немножко с моим «Зодиаком»? Так вот, в этом году у меня на счёт подобной рассылки появилась идея новая...

Я — отталкиваясь от формул — нарисовать хочу пару дюжин картинок, символизирующих приятности разные (Путешествия, например, покупки, добрые встречи, знакомства, творческие идеи, нагрянувшие в голову вдруг...)... Потом, нарисовав, я их перемешаю вслепую и разложу по конвертам. А ближе к Новому Году окликну друзей и попрошу адреса. И будет у нас лотерея почтовая... С сюрпризами, с неожиданностями... Если вы, друзья, захотите...

А сейчас я у вас спрашиваю: «Стоит ли? И — если стоит — то, что бы вам хотелось увидеть на картинке, оказавшейся во вскрытом письме? Повышение зарплаты? Примирение после ссоры? А, может быть, кто-то рискнёт и в лотерею предложит переезд за границу и рождение тройни?» В общем, я спрашиваю, вы предлагаете, но помните при этом, что «тройня», вами предложенная, или «поездка в Зимбабве» могут достаться не вам...

-----------------------------------------------------------------------------------------------------

Ну, а теперь — второе. То, что мне показалось весьма и весьма изумительным... Вот, честно, я не ожидала, вытаскивая Аррам из крови нашей Семейной и выкладывая её в интернет, не думала почему-то, что Карра так скоро (Каких-нибудь три года всего!) станет так популярна, что кто-нибудь (И, блин, это же даже не я!) постарается на ней заработать...

Нет, жаба меня не давит (А ведь должна, наверное!)... Но мне почему-то грустно, что она, Карра Аррам, теперь от меня независима... Жизнью своею живёт... И наживает историю, к истории Святого Семейства не имеющую отношения... Мне так же грустно, как будто я выдала замуж Оракул и теперь за нею, замужней, наблюдаю издалека, не имея возможности вмешиваться и поучить жизни — ни сами карточки Карры, ни их бестолкового мужа...
anna_amargo: (три навсегда)
Город, и без того, не отличающийся нежным вниманием к внутренностям своим и к ближним пригородам. И добротой своих жителей тоже не отличающийся (ни к тем же ближним, ни к дальним, ни к среде окружающей, ни даже к самим себе)... Город по вечерам пятниц становящийся просто напросто страшным...

Вчера выбрались с мужем пройтись по проспекту Ленина — от универмага «Украина» до концертного зала имени Глинки. Собирались съесть по мороженому, по торту, выпить кока-колы и просто устать от ходьбы, чтоб — вернувшись домой — упасть в постель и уснуть... И забыть обо всём, обо всех, и, наконец, забыться... . . . )
anna_amargo: (магнум миндаль)
Я всего раз пять или шесть за всю свою жизнь видела своего брата в той степени бешенства, в которой я сейчас его вижу (и вдобавок ощущаю всем телом)... «Рвать и метать, и топтать, и каблуками стирать в порошок!» — Оливера переполняет желание и я его вполне понимаю...

Некоторые добрые люди, которые — из побуждений наилучших (для шапочно знакомого человека) собирают на лечение деньги, помощи прося у чужих, не спросив разрешения ни у того, для которого собирают, ни у его родных — просто на расправу напрашиваются...

Особенно, если при этом вслух называется диагноз не только смертельный, но и (по мнению масс народных, не особо вникать желающих в причины беды и в следствия) равный практически аутингу... Особенно если диагноз этот относится к крови и к болезни в крови благословенного короля Всего Того, Что Портит Кровь Человеческую... Особенно... Особенно... Больно...
anna_amargo: (плоды горечи)
И Суд Жовтневого района, булькнув жижей полупереваренного правосудия, вынес-таки вчера свой приговор «пономарям»... Эндреор Зентэрвердора получил свои пятнадцать лет, его брат «отделался» всего лишь четырнадцатью...

Я — на заседание так и не попавшая (и чуть не попавшая по дороге на заседание в авто-аварию — что уже само по себе может считаться знаком, что не следовало мне на суд попадать) — прихожу в себя постепенно... Так же постепенно выходя из состояния внезапного торможения полного. . . . )
anna_amargo: (магнум миндаль)
Родные и близкие знают прекрасно — какой я бываю психованной. И не просто знают, а на собственной шкуре не раз испытали припадки моей несдержанности. Я могу завестись с четверти оборота, через пять минут успокоиться, но за этот временной промежуток снесу Карфаген к чёртовой матери и трёх Цезарей попишу и порежу...

Последний раз меня понесло нешуточно на праздновании Дня Рождения нашего Литературного Клуба, то бишь, «Девятки»... И припадка моего предыстория проста, аки репа пропаренная.

Значится так, собрался наш ЛитКлуб праздновать праздники. Собрался в заведении неком, которое собравшимся сразу же по душе не пришлось. А девушка, собравшая нас в этом подвале без окон, снабжённом грязными чашками и ножиком тупым, по привычке своей опоздала — мы мёрзли, её дожидаясь, мы делали закупки к столу, мы искали ею предложенный «клуб» и снова мёрзли под клубом. А к тому времени, когда она появилась, были порядочно злы. И — когда обнаружилось, что в подвальчике не хватает элементарных стаканов, кофе и чая — все с радостью послали девушку провинившуюся в магазин — недостающее всё докупать. . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Necromantoзадающие простые вопросы. Такие, которые заводят в тупик, ставят в тупой угол и заставляют, нет, не задуматься. А скорей охренеть. И охренение это случается оттого, что вопрос задаётся такой, на который ответ — по-моему — может быть один. И при этом — самый простой...

«Зачем тебе эта лошадь, если ты живёшь в Украине, лошадь живёт в Италии и ты на ней даже не можешь кататься?» - Просто прекрасный вопрос. «Зачем тебе этот мужчина? Что ты с ним будешь делать?» - Ещё более прекрасный вопрос.

И — главное — ждут ответа. Предполагают, что я стану рассказывать, что жеребец мой — элитный производитель и я торгую на рынке лошадином чёрными его жеребятами. Думают, что человек должен колоть дрова мне и носить тяжелые сумки. «Ну, должна же быть польза какая-то...»

Ответ: «Чтобы просто любить...» - Даже в голову не приходит людям прекрасным... А казалось бы — всё на поверхности и копать глубоко не надо...
anna_amargo: (имя дома)
Не могу не написать об истории, над которой сейчас вот рыдаю (Реально же смеюся до слёз и даже камеру подключила, чтоб Оливер посмотрел, как я упала лицом на столешницу и в хохоте захожусь...)

Брат, между прочим, сам ржёт, но у него смех почти истерический — он вспоминает сейчас то, что было предысторией у этой истории и осознаёт, что — по идее — ему не до смеха должно быть...

Предыстория такова: братец мой Олег Игоревич — мужчина роковой, чёрт возьми. С внешностью и внутренностями, привлекающими к себе достаточное количество людей, больных на всю голову. И у каждого из привлечённых болезнь головы проявляется по-своему, и иногда — опасно весьма выражается... . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Сижу я вчера на топчанчике в маленькой комнатке, под носом ватку держу, пропитанную нашатырём. Сижу и жалею о миллилитрах крови венозной, выкачанной из тела моего ради дурацких анализов.

Рядом со мной сидит девочка Аня (которая кровь и качала, и теперь опасается, что я рухну в обморок и ей придётся откачивать меня уже — после крови моей)... И с Аней мы слушаем разговор, доносящийся из-за двери неприкрытой.

Разговор происходит в комнатке смежной... Там девочка Ира и девочка Света, с девочкой Аней-второй обсуждают некого знакомого своего. . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
И оба они — примитивны. И оба они — о том, что настоящая Сила — она не всегда там, где её ищут люди. И цель у человека какого-нибудь — она не всегда там, где кажется окружающим, наблюдающим за тем, как человек идёт к своей цели. И результат иногда не тот, который должен бы быть, с точки зрения наблюдателя, а иногда и субъекта, цель ставящего...

Первое откровение мне было вчера, когда — дойдя до кабинки для голосований на избирательном участке своём и в перечне партий увидевши номер той, за которую я собиралась голос отдать — я поняла весь сложный замысел господина Андрей Николаича! . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Иногда я спиною чувствую людей, которым хочется нестерпимо со мною поговорить. Просто заговорить. Это одно из тех ощущений, которые в зависимость загоняют обоих: ты стоишь и не знаешь — стоит ли оглянуться, чтобы дать возможность человеку спросить у тебя то, что он хочет, или стоит отойти, не оглядываясь., а он — себя пересиливает, у него задача сложнее — тему придумать, вопрос сформулировать и, наконец, решиться.

Вот и сегодня. Точнее — вчера... Ну в общем, тому назад две пары часов я стояла в сумерках густых, наваливающихся на Запорожье теперь раньше гораздо, чем месяц назад, и тыкала указательным пальцем правой руки в кнопочки банкомата. За мной ждали своей очереди двое мне незнакомых людей (не знакомых вообще, даже в лицо — что на таком маленьком пятачке, как Третий Шевченковский Микрорайон — уже странно немного)... И вдруг — у меня зачесалось. Зазудело между лопатками. Вдруг я почувствовала, что женщина вся напряглась и собирается с духом... . . . )
anna_amargo: (смотрю и вижу)
Пока люди в Риме озабочены вопросом насущным: «Почему похудел так Франческо?»... Пока сам Франческо поисками озабочен самого удобного способа убийства короля Изнасилований («Так, чтоб ему было не больно — не станем же мы поощрять его мазохизм?, а также желательно быстро и — самое главное — не оставляя следов — не хватало мне ещё сесть на старости лет из-за этого полудурка в Римские казематы...») Пока я озабочена тем, чтобы ото всех отключиться и попробовать стих написать уже сутки грызущий мой мозг... Люди в Лондоне, продолжая яростный спор с уже побеждённым противником, то есть, споря теперь с пустотой о Божьем о Даре и о том, можно ли его продавать, зашли так далеко, что спорят уже непосредственно в моей голове...

И уже не надеясь отвлечься, а тем более — сесть за стишок, я — дабы не сорваться и не начать убивать подряд всех королей (Насильного оставив для Фэ) — разбираю папки с художниками... И к удивлению своему нахожу в завалах массу работ, о которых успела забыть... Кажется, автора их всю жизнь попрекали тем, что он тратит себя, рисуя английских принцесс, а кто-то даже советовал перестать торговать своим даром...

Pietro Annigoni (21)


Но, чёрт возьми, вот Pietro Annigoni и вот те самые люди, которых он написал... И вот какие глаза у всех у этих людей... Как-то совершенно вылетает из головы, что половина из них — принцессы...

. . . )
anna_amargo: (смотрю и вижу)
Пока люди в Риме озабочены вопросом насущным: «Почему похудел так Франческо?»... Пока сам Франческо поисками озабочен самого удобного способа убийства короля Изнасилований («Так, чтоб ему было не больно — не станем же мы поощрять его мазохизм?, а также желательно быстро и — самое главное — не оставляя следов — не хватало мне ещё сесть на старости лет из-за этого полудурка в Римские казематы...») Пока я озабочена тем, чтобы ото всех отключиться и попробовать стих написать уже сутки грызущий мой мозг... Люди в Лондоне, продолжая яростный спор с уже побеждённым противником, то есть, споря теперь с пустотой о Божьем о Даре и о том, можно ли его продавать, зашли так далеко, что спорят уже непосредственно в моей голове...

И уже не надеясь отвлечься, а тем более — сесть за стишок, я — дабы не сорваться и не начать убивать подряд всех королей (Насильного оставив для Фэ) — разбираю папки с художниками... И к удивлению своему нахожу в завалах массу работ, о которых успела забыть... Кажется, автора их всю жизнь попрекали тем, что он тратит себя, рисуя английских принцесс, а кто-то даже советовал перестать торговать своим даром...

Pietro Annigoni (21)


Но, чёрт возьми, вот Pietro Annigoni и вот те самые люди, которых он написал... И вот какие глаза у всех у этих людей... Как-то совершенно вылетает из головы, что половина из них — принцессы...

. . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
не говорил только ленивый. Или тот, кто не знает — что оно есть такое, наше движение знаменитое, вроде бы как выступающее в защиту женщин и, следовательно, против насилия, проституции и прочей эксплуатации...

Началось всё у нас, в Украине, но так как у девушек есть загран-паспорта и деньги на билеты есть тоже, то докатилось наше движение и до стран заграничных.

И докатилось так, что пришли к Андрэо, преподающему философию в одном из римских заведений учебных, лица заинтересованные и предложили — как спецтему его спецкурса, о «приемлемом насилии» рассказывающего, рассказать и о Femen... . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
не говорил только ленивый. Или тот, кто не знает — что оно есть такое, наше движение знаменитое, вроде бы как выступающее в защиту женщин и, следовательно, против насилия, проституции и прочей эксплуатации...

Началось всё у нас, в Украине, но так как у девушек есть загран-паспорта и деньги на билеты есть тоже, то докатилось наше движение и до стран заграничных.

И докатилось так, что пришли к Андрэо, преподающему философию в одном из римских заведений учебных, лица заинтересованные и предложили — как спецтему его спецкурса, о «приемлемом насилии» рассказывающего, рассказать и о Femen... . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Опять про неё. Надоело, но у меня чувство такое, как будто верёвка оборвалась, ведро упало в колодец, а я всё ещё жду у края колодца свою кружку воды.

Странные разговоры какие-то — признаки паранойи — когда, как мне кажется, со мной говорят, ко мне в посте обращаются, но — отключив комментарии или просто на них не реагируя — не хотят услышать ответа.

Но мне и сказать-то нечего. Кроме того, что стихи Богданы мне не нравятся. Они мне неприятны. И я им не верю. Да, не верю, и всё. В этом суть Корвэ — приученная чувствовать постоянную дикую боль — не свою, но и не чужую на все сто процентов — я очень остро на искренность реагирую. . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Опять про неё. Надоело, но у меня чувство такое, как будто верёвка оборвалась, ведро упало в колодец, а я всё ещё жду у края колодца свою кружку воды.

Странные разговоры какие-то — признаки паранойи — когда, как мне кажется, со мной говорят, ко мне в посте обращаются, но — отключив комментарии или просто на них не реагируя — не хотят услышать ответа.

Но мне и сказать-то нечего. Кроме того, что стихи Богданы мне не нравятся. Они мне неприятны. И я им не верю. Да, не верю, и всё. В этом суть Корвэ — приученная чувствовать постоянную дикую боль — не свою, но и не чужую на все сто процентов — я очень остро на искренность реагирую. . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Опять про неё. Надоело, но у меня чувство такое, как будто верёвка оборвалась, ведро упало в колодец, а я всё ещё жду у края колодца свою кружку воды.

Странные разговоры какие-то — признаки паранойи — когда, как мне кажется, со мной говорят, ко мне в посте обращаются, но — отключив комментарии или просто на них не реагируя — не хотят услышать ответа.

Но мне и сказать-то нечего. Кроме того, что стихи Богданы мне не нравятся. Они мне неприятны. И я им не верю. Да, не верю, и всё. В этом суть Корвэ — приученная чувствовать постоянную дикую боль — не свою, но и не чужую на все сто процентов — я очень остро на искренность реагирую. . . . )
anna_amargo: (горькое дважды)
«Сана дорогая, когда в следующий раз к тебе прискачет на белом жеребце. В седле золотом. Король Изнасилований. И — глядя взглядом котика милого — просит у тебя, Сана, «эту вот сеточку подержать, пару минуточек»... Нафиг его! Сразу нафиг!!! Ибо всё закончится так, как обычно кончается всё в руках у красавчика — то есть — фейерверком и амбой!..»

События развиваются. События разворачиваются. Хэккат и Хэаэр, Бэннер и Бабблор, девушки божественные, босыми ногами на цыпочках, на маленьких пальчиках, короткими перебежками, прыжочками легонькими... Скок-поскок, прыг-прыг-прыг... «Вы нас заждались? А вот и мы, принимайте!» . . . )
anna_amargo: (горькое дважды)
«Сана дорогая, когда в следующий раз к тебе прискачет на белом жеребце. В седле золотом. Король Изнасилований. И — глядя взглядом котика милого — просит у тебя, Сана, «эту вот сеточку подержать, пару минуточек»... Нафиг его! Сразу нафиг!!! Ибо всё закончится так, как обычно кончается всё в руках у красавчика — то есть — фейерверком и амбой!..»

События развиваются. События разворачиваются. Хэккат и Хэаэр, Бэннер и Бабблор, девушки божественные, босыми ногами на цыпочках, на маленьких пальчиках, короткими перебежками, прыжочками легонькими... Скок-поскок, прыг-прыг-прыг... «Вы нас заждались? А вот и мы, принимайте!» . . . )
anna_amargo: (горькое дважды)
«Сана дорогая, когда в следующий раз к тебе прискачет на белом жеребце. В седле золотом. Король Изнасилований. И — глядя взглядом котика милого — просит у тебя, Сана, «эту вот сеточку подержать, пару минуточек»... Нафиг его! Сразу нафиг!!! Ибо всё закончится так, как обычно кончается всё в руках у красавчика — то есть — фейерверком и амбой!..»

События развиваются. События разворачиваются. Хэккат и Хэаэр, Бэннер и Бабблор, девушки божественные, босыми ногами на цыпочках, на маленьких пальчиках, короткими перебежками, прыжочками легонькими... Скок-поскок, прыг-прыг-прыг... «Вы нас заждались? А вот и мы, принимайте!» . . . )

Profile

anna_amargo: (Default)
anna_amargo

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
1617181920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios