anna_amargo: (горькое дважды)
Вчера было пятое. Вчера был День Рождения у Федерико Гарсии. Я помнила, да, но молчала... Просто не могла слов найти... Просто сидела над текстовым файлом открытым, смотрела на пустоту и думала: «Ну, а что ты тут скажешь?!»

А сегодня вдруг — молчание моё прорвало. И я написала нечто, смахивающее даже на стих... И даже — на тему, которая накатывала несколько дней ленивыми волнами речки гранадской на берег моего восприятия... Ну, и вот:

58.64 КБ

*   *   *   *   *
Мальчик искал свой голос,
но поиски затянулись — как царапины на спине — розовой кожей,
как небо — акварельными пятнами осенних непогод
бурых и охряных,
как антракт в театре провинциальном — актёры на крыльце
чёрного хода
обсуждают ставки на скачках,
зрители в буфете говорят о ценах на уголь, на горбыль
и о направлении ветра... . . . )
anna_amargo: (на десерт)
И, значит, я продолжаю играться в писателя... Суть игры такова: Берёшь с полки книгу (я буду брать по порядку — слева направо и снизу вверх) и наугад открываешь. Находишь на открытой странице последний абзац и его переписываешь. А потом — отталкиваясь от абзаца чужого — нужно вывернуть свою мысль как-то так, чтоб она была связана с текстом изначальным, но — своя и о своём, и при том, чтоб была с сюжетом понятным, с началом и с логичным концом.

Открывая книжку отобранного кем-то когда-то в «Избранное» у поэта любимого моего, я надеялась на то, что попадётся мне стих. Очень уж хотелось попробовать дописать к «цитате» что-то не прозой... Но — забыла, что в первом томе после стихотворений идут пьесы, лекции, письма... И вот теперь я сижу, смотрю в абзац предназначенный и чуть не плачу... Ибо — во-первых, очередная подстава... А, во-вторых, снова удар по больному — по фразе, случайно прочитанной, сильно меня задевшей, связанной с Антониной и моими желаниями, и крутящейся уже несколько дней диском заевшим в моей голове... Ну, спасибо тебе, Федерико... При случае я это припомню...

Проба четвёртая: Федерико Гарсиа Лорка. «Избранные произведения». Том первый. Страница 421.

Ребёнок всей душой противится и бунтует, насколько хватит сил и темперамента. В моём обширном семействе я не раз наблюдал, как ребёнок наотрез отказывается слушать. Закатывает истерику, ревёт, пока нянька в досаде не сменит пластинку и не затянет другую колыбельную, где дитяткин сон уподоблен мясистому румянцу розы. И я не один раз видел, как засыпает вымотавшееся, размётанное и раскрасневшееся от крика дитя, как оно погружается в сон и как над ним изо сна поднимается демон.

Когда женщина, уставшая от раскачивания колыбели и озабоченная нестираными пелёнками и не сваренным супом, уходит, бесшумно прикрыв за собою резную, тяжелую дверь, демон так же бесшумно выступает из темноты и приблизившись к постели младенца вплотную, опускается на колени, словно для бесконечной молитвы. . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
со вчерашнего дня. С дня его сто четырнадцатого Дня Рождения. Вынашивалось сутки почти, а написалось за тридцать минут. Под фото, лежавшее в папке с любимыми фотографиями уже много месяцев...

Когда я сохраняла картинку, я знала — когда-нибудь она пригодится. Я знала, что я буду к нему возвращаться, что просто так он меня не отпустит. Даже превратившись в корабль он остаётся тем человеком, от которого уйти невозможно... Ну и вот...

95.17 КБ

*    *    *    *    *
Подобно Ионе и молитве его, сидящим в ките голубом,
любовники немолодые —
в каюте первого класса белого лайнера
заперты на два оборота. . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
со вчерашнего дня. С дня его сто четырнадцатого Дня Рождения. Вынашивалось сутки почти, а написалось за тридцать минут. Под фото, лежавшее в папке с любимыми фотографиями уже много месяцев...

Когда я сохраняла картинку, я знала — когда-нибудь она пригодится. Я знала, что я буду к нему возвращаться, что просто так он меня не отпустит. Даже превратившись в корабль он остаётся тем человеком, от которого уйти невозможно... Ну и вот...

95.17 КБ

*    *    *    *    *
Подобно Ионе и молитве его, сидящим в ките голубом,
любовники немолодые —
в каюте первого класса белого лайнера
заперты на два оборота. . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
со вчерашнего дня. С дня его сто четырнадцатого Дня Рождения. Вынашивалось сутки почти, а написалось за тридцать минут. Под фото, лежавшее в папке с любимыми фотографиями уже много месяцев...

Когда я сохраняла картинку, я знала — когда-нибудь она пригодится. Я знала, что я буду к нему возвращаться, что просто так он меня не отпустит. Даже превратившись в корабль он остаётся тем человеком, от которого уйти невозможно... Ну и вот...

95.17 КБ

*    *    *    *    *
Подобно Ионе и молитве его, сидящим в ките голубом,
любовники немолодые —
в каюте первого класса белого лайнера
заперты на два оборота. . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Меня всё ещё накрывает волной Федериковой горечи. И — чтоб не вспарывать стены ногтями и не рвать зубами шерсть на загривке — я сажусь и переделываю старые стихи, имеющие какое либо к нему отношение. Иногда всё переделывание заключается в двух запятых и в стёртом лишнем пробеле. Важен не результат, а только прикосновение...

И процесс погружения тоже... И вот в этом процессе я добралась, наконец, и до периода — с четырнадцати до восемнадцати... Дальше двигаться некуда — дальше только равнина масличная и тени креодмов — всё видевших, но обещавших молчать...

Ну и — стихи — ужас-ужас, конечно... Но — это детское. И ещё есть надежда, что детское это когда-нибудь да пройдёт...
. . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Меня всё ещё накрывает волной Федериковой горечи. И — чтоб не вспарывать стены ногтями и не рвать зубами шерсть на загривке — я сажусь и переделываю старые стихи, имеющие какое либо к нему отношение. Иногда всё переделывание заключается в двух запятых и в стёртом лишнем пробеле. Важен не результат, а только прикосновение...

И процесс погружения тоже... И вот в этом процессе я добралась, наконец, и до периода — с четырнадцати до восемнадцати... Дальше двигаться некуда — дальше только равнина масличная и тени креодмов — всё видевших, но обещавших молчать...

Ну и — стихи — ужас-ужас, конечно... Но — это детское. И ещё есть надежда, что детское это когда-нибудь да пройдёт...
. . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Меня всё ещё накрывает волной Федериковой горечи. И — чтоб не вспарывать стены ногтями и не рвать зубами шерсть на загривке — я сажусь и переделываю старые стихи, имеющие какое либо к нему отношение. Иногда всё переделывание заключается в двух запятых и в стёртом лишнем пробеле. Важен не результат, а только прикосновение...

И процесс погружения тоже... И вот в этом процессе я добралась, наконец, и до периода — с четырнадцати до восемнадцати... Дальше двигаться некуда — дальше только равнина масличная и тени креодмов — всё видевших, но обещавших молчать...

Ну и — стихи — ужас-ужас, конечно... Но — это детское. И ещё есть надажда, что детское это когда-нибудь да пройдёт...
. . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
И рада бы выкинуть его из календаря... Но — не те силы, не та закалка... И нет той ярости, которая когда-то двигала мною...

И даже — в его фотографиях любимых — любимые поменялись... И самой любимой стала вот эта. Может быть, потому, что я сама стала взрослее. Может, потому, что он на ней теперь младше... Но, во всяком случае — точно — совсем не потому, что я успокоилась (как мне обещали когда-то)...

48.33 КБ

*    *    *    *
Старший  брат — 
первый свидетель защиты...
Тень на стене в коридоре,
слушающая диалог у дверей — 
всхлипы и междометия
и объяснения лживые из уст
того,
кто — по мнению старшего брата — 
сестре совершенно не пара... . . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
И рада бы выкинуть его из календаря... Но — не те силы, не та закалка... И нет той ярости, которая когда-то двигала мною...

И даже — в его фотографиях любимых — любимые поменялись... И самой любимой стала вот эта. Может быть, потому, что я сама стала взрослее. Может, потому, что он на ней теперь младше... Но, во всяком случае — точно — совсем не потому, что я успокоилась (как мне обещали когда-то)...

48.33 КБ

*    *    *    *
Старший  брат — 
первый свидетель защиты...
Тень на стене в коридоре,
слушающая диалог у дверей — 
всхлипы и междометия
и объяснения лживые из уст
того,
кто — по мнению старшего брата — 
сестре совершенно не пара... . . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
И рада бы выкинуть его из календаря... Но — не те силы, не та закалка... И нет той ярости, которая когда-то двигала мною...

И даже — в его фотографиях любимых — любимые поменялись... И самой любимой стала вот эта. Может быть, потому, что я сама стала взрослее. Может, потому, что он на ней теперь младше... Но, во всяком случае — точно — совсем не потому, что я успокоилась (как мне обещали когда-то)...

48.33 КБ

*    *    *    *
Старший  брат — 
первый свидетель защиты...
Тень на стене в коридоре,
слушающая диалог у дверей — 
всхлипы и междометия
и объяснения лживые из уст
того,
кто — по мнению старшего брата — 
сестре совершенно не пара... . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Не стоит. Во спасение душевного равновесия, ясного разума и невеликих слёзных запасов... Вот я, например... Искала законсервированные в страницах формулы Рубар, а нашла забытые стихотворения... Много стихов, о которых я не вспоминала и предпочла бы не вспоминать впредь... Год тысяча девятьсот девяносто шестой... Глубже - только трясина, на которой выстроили когда-то Арору...

41.08 КБ


 *     *     *     *     *
золотыми кольцами на пальцах твоих
на тонких пальцах сломавших мир
была я
ранней сединой в смоляных волосах
упрямства стеною в детских глазах
стуком каблуков дробящих танец
ритмом трещоток и барабанов
была я
пока ты был жив был жив . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Не стоит. Во спасение душевного равновесия, ясного разума и невеликих слёзных запасов... Вот я, например... Искала законсервированные в страницах формулы Рубар, а нашла забытые стихотворения... Много стихов, о которых я не вспоминала и предпочла бы не вспоминать впредь... Год тысяча девятьсот девяносто шестой... Глубже - только трясина, на которой выстроили когда-то Арору...

41.08 КБ


 *     *     *     *     *
золотыми кольцами на пальцах твоих
на тонких пальцах сломавших мир
была я
ранней сединой в смоляных волосах
упрямства стеною в детских глазах
стуком каблуков дробящих танец
ритмом трещоток и барабанов
была я
пока ты был жив был жив . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Не стоит. Во спасение душевного равновесия, ясного разума и невеликих слёзных запасов... Вот я, например... Искала законсервированные в страницах формулы Рубар, а нашла забытые стихотворения... Много стихов, о которых я не вспоминала и предпочла бы не вспоминать впредь... Год тысяча девятьсот девяносто шестой... Глубже - только трясина, на которой выстроили когда-то Арору...

41.08 КБ


 *     *     *     *     *
золотыми кольцами на пальцах твоих
на тонких пальцах сломавших мир
была я
ранней сединой в смоляных волосах
упрямства стеною в детских глазах
стуком каблуков дробящих танец
ритмом трещоток и барабанов
была я
пока ты был жив был жив . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
я делаю глупости... Я просматриваю фотографии в многочисленных своих папках на диске Д. Натыкаюсь на эту вот

18.45 КБ

и спрашиваю вдруг: «Ну почему же, мой милый?»... И рука сама собой тянется к кофейной банке, в которой томятся карточки Карры... И я делаю расклад... Конечно же, на самый идиотский из всех идиотских вопросов...... )
anna_amargo: (плоды горечи)
я делаю глупости... Я просматриваю фотографии в многочисленных своих папках на диске Д. Натыкаюсь на эту вот

18.45 КБ

и спрашиваю вдруг: «Ну почему же, мой милый?»... И рука сама собой тянется к кофейной банке, в которой томятся карточки Карры... И я делаю расклад... Конечно же, на самый идиотский из всех идиотских вопросов...... )
anna_amargo: (плоды горечи)
я делаю глупости... Я просматриваю фотографии в многочисленных своих папках на диске Д. Натыкаюсь на эту вот

18.45 КБ

и спрашиваю вдруг: «Ну почему же, мой милый?»... И рука сама собой тянется к кофейной банке, в которой томятся карточки Карры... И я делаю расклад... Конечно же, на самый идиотский из всех идиотских вопросов...... )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Звонки…
Первый мобильный телефон появился у меня в конце 1998 года. Эта была по контракту подключённая к Киевстару Моторола - страшная вещь, больше похожая на орехоколку, но при этом надёжностью своей превосходящая Аэрофлот Советского Союза. Я много раз роняла её, пару раз попадала с ней под дождь, один раз разлила на неё чай и один раз бросила её в голову брата, но она исправно работала и прилично выглядела. И единственной особенностью, меня в ней не устраивавшей была латиница, которой приходилось набирать эсэмэски и контакты в записную книжку.
Этой самой латиницей я однажды, сидя в какой-то подкабинетной очереди и наигравшись в «Башни Ханоя» до одурения, взяла и записала в память своего многострадального телефона «federico g. lorca» рядом с набором случайных цифр… Просто так… )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Звонки…
Первый мобильный телефон появился у меня в конце 1998 года. Эта была по контракту подключённая к Киевстару Моторола - страшная вещь, больше похожая на орехоколку, но при этом надёжностью своей превосходящая Аэрофлот Советского Союза. Я много раз роняла её, пару раз попадала с ней под дождь, один раз разлила на неё чай и один раз бросила её в голову брата, но она исправно работала и прилично выглядела. И единственной особенностью, меня в ней не устраивавшей была латиница, которой приходилось набирать эсэмэски и контакты в записную книжку.
Этой самой латиницей я однажды, сидя в какой-то подкабинетной очереди и наигравшись в «Башни Ханоя» до одурения, взяла и записала в память своего многострадального телефона «federico g. lorca» рядом с набором случайных цифр… Просто так… )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Звонки…
Первый мобильный телефон появился у меня в конце 1998 года. Эта была по контракту подключённая к Киевстару Моторола - страшная вещь, больше похожая на орехоколку, но при этом надёжностью своей превосходящая Аэрофлот Советского Союза. Я много раз роняла её, пару раз попадала с ней под дождь, один раз разлила на неё чай и один раз бросила её в голову брата, но она исправно работала и прилично выглядела. И единственной особенностью, меня в ней не устраивавшей была латиница, которой приходилось набирать эсэмэски и контакты в записную книжку.
Этой самой латиницей я однажды, сидя в какой-то подкабинетной очереди и наигравшись в «Башни Ханоя» до одурения, взяла и записала в память своего многострадального телефона «federico g. lorca» рядом с набором случайных цифр… Просто так… )
anna_amargo: (плоды горечи)
Для С., который не верит, что я умею с рифмой... Не умею... Но иногда пытаюсь...

47.18 КБ

Песня Пако

Аметистовые зрачки брата
я выну и в кольца вставлю,
оправлю зелёным металлом
цвета травы и жала…
Его бриллиантовый голос
отточу, чтоб стекло легко резал
и в платину заточу
в реки расплавленных лезвий…
А рубины его сердца
закую в серебро земное -
раз не целым так по частям
он будет всегда со мною.
anna_amargo: (плоды горечи)
Для С., который не верит, что я умею с рифмой... Не умею... Но иногда пытаюсь...

47.18 КБ

Песня Пако

Аметистовые зрачки брата
я выну и в кольца вставлю,
оправлю зелёным металлом
цвета травы и жала…
Его бриллиантовый голос
отточу, чтоб стекло легко резал
и в платину заточу
в реки расплавленных лезвий…
А рубины его сердца
закую в серебро земное -
раз не целым так по частям
он будет всегда со мною.
anna_amargo: (плоды горечи)
Для С., который не верит, что я умею с рифмой... Не умею... Но иногда пытаюсь...

47.18 КБ

Песня Пако

Аметистовые зрачки брата
я выну и в кольца вставлю,
оправлю зелёным металлом
цвета травы и жала…
Его бриллиантовый голос
отточу, чтоб стекло легко резал
и в платину заточу
в реки расплавленных лезвий…
А рубины его сердца
закую в серебро земное -
раз не целым так по частям
он будет всегда со мною.
anna_amargo: (одинокое дерево)
испортить его ещё кому-нибудь:( Простите уж, пожалуйста...

25.44 КБ

Нариара

Тот, кого закопают
      без гроба
и с распахнутыми настежь глазами,
      на хрусталь зрачков
      тонну земли насыпав,
остекленеет,
      превратится в мрамор и сланец,
но голодную почву
      не сделает жирной и сытой.

Может, и истечёт
      в губку песка
      кровью
и слезу единственную
      смешает с глиною рыжей,
но ни одно существо
      живое
не прокусит его губы
     холодной, твёрдой, бесстыжей.

Корни старых олив
      оплетут его тело,
коконом став ему,
      живым саркофагом,
но ни одно голодное
      дерево
не высосет из его пальцев
      белых и голубых
      живительнейшую влагу.

Он будет холодить трав
      разгорячённых сосуды,
не различая меж них
      целебных
      и смертельно ядовитых листами…
Он – неприкосновенно
      прохладный –
      сам себе памятником
похороненным в глине станет.
anna_amargo: (одинокое дерево)
испортить его ещё кому-нибудь:( Простите уж, пожалуйста...

25.44 КБ

Нариара

Тот, кого закопают
      без гроба
и с распахнутыми настежь глазами,
      на хрусталь зрачков
      тонну земли насыпав,
остекленеет,
      превратится в мрамор и сланец,
но голодную почву
      не сделает жирной и сытой.

Может, и истечёт
      в губку песка
      кровью
и слезу единственную
      смешает с глиною рыжей,
но ни одно существо
      живое
не прокусит его губы
     холодной, твёрдой, бесстыжей.

Корни старых олив
      оплетут его тело,
коконом став ему,
      живым саркофагом,
но ни одно голодное
      дерево
не высосет из его пальцев
      белых и голубых
      живительнейшую влагу.

Он будет холодить трав
      разгорячённых сосуды,
не различая меж них
      целебных
      и смертельно ядовитых листами…
Он – неприкосновенно
      прохладный –
      сам себе памятником
похороненным в глине станет.

Profile

anna_amargo: (Default)
anna_amargo

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
1617181920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios