anna_amargo: (одинокое дерево)
Doc HollidayЕсли кто не знал ещё — я докладываю: Я девушка романтичная. Чувствительная. Тонко чувствующая. Остро всё ощущающая. И — как всякая девушка подобного образца — я склонна к некрофилии...

Откопать мертвеца на кладбище истории имени Эдгара По и влюбиться в откопанное — это моё, несомненно. Моё хотя бы потому, что живые заканчиваются и умирают, а мертвецы — уже нет.

Мертвецы не умирают, не изменяют и не меняются. И к ним — неизменным — всегда возможно вернуться. Спустя год. Даже спустя тридцать лет.

Когда-то брат Оливер — дабы наглядно продемонстрировать мне волшебство Sullar Parteeron — притащил в дом кассету с фильмом «Тумстоун» и я — посмотрев его раз пять подряд — влюбилась в того, кого играл мистер Килмер.

Да, большая часть этой любви предназначалась именно Вэлу (всё-таки Морризы — это совсем моя плоть, даже такие, как он)... Но и Доку досталось достаточно чувств моих бешенных. Страсти пополам с благодарностью. . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
Вообще-то, я эту фотографию тут когда-то показывала, но не в фотографии дело. Дело в наручных часах, которые были на мне, в салоне сфотографированной и потом отпечатанной на матовой, плотной бумаге.

сентябрь 1992Наручные часы «Электроника» на ремешке металлическом мне были отданы на время Андрэо, возлюбленным Оливера, брата моего разлюбезного. Дабы я носила их в качестве талисмана на запястье правой руки.

То был девяносто второй, Хранители мои по одному и по двое и целыми пачками сходили с ума и бесились. И — пока Хранители хранить меня не могли — меня хранили Часы, прошедшие в Афганистане войну и вернувшиеся живыми с неё.

Я носила их — мужские, огромные, вышедшие из моды давно, но удачно идущие к имиджу моему полу-панковскому, и просто идущие, кстати — года до девяносто шестого. А потом отдала их хозяину.

И я о них не вспоминала. До вчерашнего вечера. Но вчера я — глядя на прямое включения телеканала ТВi с Киевского Майдана и изумляясь мальчику в поцарапанной каске что-то там говорившему — увидела их — висящими на груди у него в качестве кулона тяжелого и подумала: «А Андрэо-то знает хоть, где этот засранец находится? И что этот засранец творит в то время, как должен учиться прилежно в Болонье на адвоката?»

Я так подумала. И осеклась моментально. Потому что... Ну часы же... А если знают часы, то и Андрэо конечно же знает наверняка...
anna_amargo: (серебряный стаканчик)
Я сейчас вся сосредоточена на теле. По местам, которые болят у меня, я могу легко пересчитать свои личные потери. По тому, что с трудом поворачиваю голову вправо влево — могу запросто определить, что большинство ранений моими потерями почему-то получены в шею. Почему — понимать не хочу...

Ибо вообще не способна сейчас к адекватному восприятию действительности и в голове толкутся исключительно странные мысли. О том, например, о том, что следующий Президент Украины — кем бы он ни был и какую бы силу не представлял — как-нибудь — месяца через два-три после того, как его инаугурируют — позвонит новоизбранному меру города Киева и предложит снять к чёртовой матери всю эту тротуарную плитку в центре города и закатать площадь Независимости в старый добрый асфальт. Нет, не во избежание... А исключительно из заботы о киевлянах. Скользкая же... . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Когда-то Медико мне сказала: «С такой гордыней, как у тебя, женщине жить очень трудно, но хоронить её — вовсе убийственно. Пока её закопаешь — сама с ней рядом поляжешь!»

На самом деле Медея Шенгелия, мама К.К. незабвенного, смотрела лишь по поверхности... Скользила, но не окуналась. Ибо — если бы окунулась хотя бы на пару секунд — она бы, конечно, увидела, что гордыня моя совершенно не доставляет мне неудобств и не причиняет стеснения.

Наоборот. Гордыня моя всегда выручает меня и под локоть поддерживает. Не было бы её у меня — я бы, к примеру, считала, что мужчины, с которыми пути мои разошлись на перекрёстках Хабрастамар — ушли от меня потому, что нашли себе кого-то получше. Кого-то, с кем беседовать интересней под свежезаваренный кофе и с кем веселей резвиться под одеялом, воплощая Кама-Сутру от страницы семнадцатой по страницу двадцать шестую... Кого-то, кто красивее, умней, кто умеет готовить лучше, больше и разнообразней, и кто может сходу ответить на вопрос: «Сколько будет восемью шесть?» Я бы маялась... Грызла себя... Села бы на диету, записалась бы на курсы какие-нибудь, купила бы книжку себе: «Сто способов мужчину завлечь и женить его на себе»... . . . )
anna_amargo: (смотрю и вижу)
Мне тут сказали, что наше Семейство Недосвятое очень напоминает то, что описано в книге «Одиссей, сын Лаэрта» Генри Лайона Олди... Я сама, увы, не читала, но брат мне пересказал основной сюжет и мотивы (Ну, что за «гы-гы»? Брат когда-то за пять минут до экзамена «Улисса» пересказал другу Паше, да так, что друг Паша не только не провалился, но дотянул до четвёрки. У брата талант пересказывать, особенно — по сюжетам Гомера...)

А ещё мне сказали, что родившуюся вчера у Даниэле дочь (Правда ведь милая девочка? Умудрилась появиться на свет в семье короля Любви Зарождающейся не тринадцатого и не пятнадцатого, а четырнадцатого февраля...) Оливией назовут.

Я конечно порадовалась и, само собой, оценила чувство юмора папеньки ейного. А потом почему-то вспомнила, что в нашей Семье, болтающейся по Океану, как тёртый таз с Одиссеем, уже имеется вроде бы одна Де Росси Оливия.

The Stolen Happiness


Она художница. Из Израиля, кажется... И мне у неё нравится по настоящему только вот эта картина. Остальное — лишь настроение, выраженное в размахе и цвете. И настроение это слишком часто с моим совпадает, а таким мне проникнуться трудно... . . . )
anna_amargo: (в объятиях друг друга)
Я, конечно, скорее признаю, что Валентин святой — покровитель всех сумасшедших, чем — всех влюблённых, но — атмосфера поддавливает, букеты идут нарасхват, шоколад льётся рекой, подарки в спешке пакуются в хрустящую бумагу с сердечками, а я... Я такая бесчувственная сижу сухарём на тарелке и жду свой стакан молока, в которое бы меня обмакнули...

И вот сижу я вся такая в томлении, жду любви и про секс фантазирую. Про глаза там, про руки, про пальцы, про улыбку, про голос. А мне вдруг говорят: «Сана, аллё!? Цыгель цыгель! Хватит ай-лю-лю! Давай дело! Завтра же День Валентина! Люди же жаждут чудес!»

Встала я, в общем, и села, и за дело, в общем, взялась. Чудес не обещаю, конечно, но пару формул любовных выложу тут праздника ради. Раз уж праздник какой никакой, но наступает на нас... . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
1. Вот странно же, что, сказавши: «Мне не нравится слово сладкоголосый. Меня от него коробит, я об него цепляюсь и потом ещё долго дёргаюсь» — можно прослыть чудачкой, в крайнем случае — слишком чувствительной аудиалкой со слишком слабыми нервами. Но заявив: «Не произносите при мне слово собакозаводчица. Меня от него передёргивает!» - можно запросто заработать диагноз: «Мизогиния» и выслушать популярную лекцию... Хотя — правда святая — мне просто слова эти не нравятся. И то, как они возникают во рту, ложатся на язык и как сползают с него. А так — я феминистка. Просто — со странностями... Ну, и нервишки пошаливают, не без того, конечно...

2. Вот странно же, что — когда я вступаю в полемику с человеком верующим, например, православным, и он мне снова и снова — в ответ на мои аргументы — говорит: «Я вижу, вы Библию знаете плоховато, читали её невнимательно, а вы вот сюда посмотрите...» и тычет мне в нос из Бытия замусоленные цитаты про мужеложцев и смертные, мать их, грехи и советует к Церкви прийти и веру свою укрепить — мне хочется ответить: «Спасибо, но я не только Библию читала очень внимательно, но и труды Нила Сорского и Йосифа Волоцкого. И именно потому, что я слишком много читала я не могу верить всему, что в книгах написано — просто на слово, как Господу Богу лично...» Мне хочется очень сказать, но я ужасно стесняюсь. Того, что блеснув эрудицией, обижу человека хорошего. Ведь правда, это очень обидно — когда кто-то знает больше о том предмете, в который ты просто безоговорочно веришь...

3. И ещё очень странно, что когда я вижу в журнале супруга своего пост провокационный слегка на тему «поэзия и секс втроём», то первое, о чём думаю: «Ну, вот ещё... А вдруг это увидит тот самый мужчина и подумает вдруг, что стих про него тоже, но ведь он-то как раз к этому самому тексту и желанию этому не имеет совсем отношения...» Хотя — ну, в самом деле, какая мне уже разница — увидит он или нет, и что он, увидев, подумает и о посте и о нас. И о том, хорош ли тот стих, который я перевела только что... . . . )
anna_amargo: (великое множество)
В самой магии — не первая скрипка и даже не последний тромбон. Ну, может быть, треугольник, по которому ударяют палочкой, чтоб он отозвался «музыкой янычарской»... Но именно с этой части развёрнутого описания я начала читать в Мор Марнат про Анн Арувертас Рим.

Потому, что в детстве меня весьма занимал один дурацкий вопрос. Я никак не могла понять — листая альбомы вроде «История Скульптуры и Живописи» — как так могло человечество в лице скульпторов своих и художников разучиться вдруг рисовать и выпиливать фигуры из мрамора. Я не могла взять в толк — как можно было перспективу похерить и позабыть про пропорции. Ведь античность с её искусством — вот же она, под рукой...

И я во Внутреннюю Книжку полезла. Почитать первоисточник, ага, и посмотреть на рисунки, которые делал Анхмар на своём бесконечном предплечье. Но сразу же наткнулась на кусок, посвящённый Сувраму. То бишь, тому, что называется: «Образ»... . . . )
anna_amargo: (внутри сердца)
практически случайно — правда правда — в сообщество [livejournal.com profile] ru_psiholog... Нет, не виноватая я, просто девочка, пришедшая ко мне погадать, ссылку дала, так сказать, на ситуацию похожую на её ситуацию, а пост оказался открытым лишь тем ЖЖ-юзерам, которые в доле и в курсе...

А сегодня уже сообщество преподнесло мне сюрприз. Пост про «семью шведскую»... Нет, там ничего совпадающего с моими мыслями или с моими мечтами. Там — совсем не о том, не так и не для тех... . . . )
anna_amargo: (мыло для анны)
Оказывается, маме моей мало надо, чтоб она была в шоке и вся волнующаяся, как океан Атлантический, тронутый боком Гольфстрима.

Достаточно зайти в комнату к ней с телефоном зятя ея и начать этим самым телефоном активно фотографировать себя, драгоценную. Нагишом перед зеркалом.

И — в процессе у мамы начинается истерика-паника. На тему: «Ты же не собираешься эти снимки кому-то показывать? А ты их сотрёшь? А если Виталик телефон потеряет — их же увидят чужие! Ужас! Ужас! Где твой стыд? Это же срам и позорище!» . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
Да, я таки выскажусь. И, нет, меня нифига не радует сейчас «семейная примета военная». Та самая, в которой говорится: «На чьей стороне будет первая наша потеря — та сторона и выиграет»...

Во-первых, потому, что — чья бы сторона не одержала победу в гражданской войне — мы всё равно проиграли, потеряв своего Сав Сахирдоара. . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Кота зовут Бродским просто потому, что хозяину нравится соседа дразнить, кандидата каких-то наук. Сначала Бродский был Рыжиком, но потом — после спора с соседом о том, прав был или нет Нобелевский Комитет, кот в одночасье сделался Бродским.

И кандидат теперь вздрагивает, каждый раз, когда снизу доносится:

«Бродский! Етить твою мать! А ну, иди сюда, скот! Я шкуру с тебя спущу!!!»

Такое случается часто. Хозяин орёт на кота — всё стёкла хрущёвской кухни — от запотевших оконных, матового дверного и гранённого разнообразного на кухонном столе — начинают дребезжать, возбуждённые зычным басом хозяина... . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Утром сегодня получила я электронное письмо от Симон из самого из Парижу. Письмо длинное и занимательное (Ага, я сразу подумала, что подруга моя старинная Бог знает чем занималась на Новогодних Каникулах и теперича — с похмелья большого — ей и заняться уж нечем, кроме как письма писать мне...)...

Но — как бы то ни было — а письме было много занятного. Во первых же строках Симон мне рассказала, что приятельница наша Лукреция — после смерти отца своего — ударилась вдруг в ортодоксальный иудаизм и в Израиль жить переехала. Потом Симон мне поведала, что её собственный муж Жаклин Эм занялся овцеводством и поделилася мыслью, о том, что для любого Морриза «овцы — самое то, ведь Морризы сами как овцы — тихие, мирные звери, и лишь иногда — если их довести хорошенько — становятся баранами упёртыми»...

А напоследок Симон поинтересовалась: «Помнишь ли ты Ирэн? Ту девушку, с которой я в Питер приезжала в девяносто шестом?» . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Значит так. Час назад пришла я в аптеку. Купить банку Nutrilon-а для Константина вечно голодного. И встретил меня у кассы относительно новый провизор, появившийся в этой аптеке недавно совсем. Медлительный, зашуганный уже коллегами — смешливыми девушками. Выглядящий постоянно как мокрая мышь. Ну, в общем, Ардиор не самого лучшего качества, да ещё и с поправкой на местность и экологическую обстановку печальную.

Он стоял — олицетворение всех скорбей человеческих — долго думал, долго считал, долго пытался понять, чем Nutrilon гипоаллергенный от кисломолочного отличается. Потом — с помощью одной девицы, прикрикнувшей на него из-за кассы соседней — Ардиор, наконец, раздуплился и цену назвал мне.

А — протягивая ему в окошко, аркой прорезанное в толстом стекле, отделяющем работников аптеки от её посетителей — сто гривен свои, я заметила на руке его кровь. «Вот убогий...» - Подумала я - «Порезался и не заметил. Ардиор одно слово...» Я его даже пожалела слегка. И — лишь получая свою сдачу и в кошелёк опуская пять гривен с копейками — я поняла, что кровь у него на руке — не его, а моя. . . . )
anna_amargo: (магнум миндаль)
Ещё и подробности стали выясняться. Подробности того, почему мне (и не только мне, как я понимаю) было так плохо, что хотелось скорее помереть уж, отмучившись, чем мучиться-мучиться дальше...

Оказывается — несколько дней Брачный Базальт был в руках не у владельца законного своего, а у вот той вот троицы отпетой, которую я расстрелять-таки собираюсь.

А почему, оно, Брачное Агентство Семейное, было не там, где должно быть, а там, где быть не должно? А потому, что Андрей Николаевич, хозяин как бы земли сей, поставил её на кон в покер. И проиграл. Восемнадцатого. А отыграл лишь вчера.

Да, я отстала от жизни. Я вообще не в курсе была, что Андрей Николаич в покер играет (Ну, правда, ну, какой, братцы, покер, если у Андрей Николаича лицо — рекламный щит для всех без исключения внутренних процессов эмоциональных, физических, и для каждой мысли новой, неожиданной — tabula rasa лицо...). . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
Лет сто так назад, когда всем нам, поселянам, раздали буквари, и наступила на нашей планете всеобщая грамотность, слова потеряли свой вес. Запас поистрепался. Из прорех посыпалась магия...

Если в пятнадцатом веке человек обыкновенный старался свой базар фильтровать, scusate, контролировать то, что с губ своих отпускает. Придерживал язык. Семь раз думал, прежде чем один раз взять да и вслух выразительно вякнуть. И — когда клялся — то мог даже Библию под рукой не держать, ибо понимал — связанные в клятву словеса — есть неотменимый закон. И — когда кричал лозунг — отчёт себе отдавал, что всё выкрикнутое будет записано где-то там, на небесных скрижалях. То сейчас — просто болтает этот самый человек.

Иногда — не совсем понимая, что именно он говорит. Иногда — не осознавая вполне, что сказанное фиксируется и становится правилом, по которому ему потом жить. . . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
особенно люблю их наивность. Вот честно, прямо таки обожаю, когда они — как малые дети — пытаются от меня утаить свои тревоги и боль.

Вроде как взрослые ж дядьки, но где-то там тумблер щелкает и в какой-то момент они забывают, что я не просто женщина, которая любит их просто так и всегда всяких, не зависимо от чего бы то ни было... Вроде ж умные люди, но где-то перемыкает и они вдруг не помнят, что я постоянно чувствую их... Их. И все их ощущения сложные. И мысли их — тоже... Я чувствую...

Да, я стараюсь изо всех сил не проникать, не вычерпывать. Я — как могу — отстраняюсь. Я пытаюсь сохранить — как умею — свободу любимых мужчин. Но — иногда прорывается, иногда я окунаюсь...

И если болит потянутая мышца в бедре. Или тошнит от похмелья. Или тревожат финансы. Или страх одолел. Или едят сомнения. Если по-настоящему больно, то я — скорее всего — этим проймусь и пойму... И даже не потому, что Корвэ. А потому, что — люблю!..
anna_amargo: (три навсегда)
Это я про «Украину», конечно же, а вовсе не про то, про что ты, брат мой Оливер, охальник окаянный, сразу подумал...

Да, порой это «в» и это «на» становятся поводом для ломания копий об лоб собеседника. Порой — поводом для нового эпоса... Я обыкновенно и первое и второе наблюдаю со стороны. Ибо — ну, не моя это битва и никогда моей не была. Да и с объёмами эпическими у меня не складывается почему-то с тех самых пор, когда футбольная Сборная прекрасной Италии выиграла в последний раз Чемпионат Мира, и я забила на эпос — потому что слов описать это счастье найти не смогла...

Собственно, я сама очень часто говорю: «На Украину...» и потом себя не одёргиваю — просто потому, что привыкла к этой норме русского (родного мне) языка, и переучить мне себя теперь очень трудно...

Но... Вчера — разговаривая с Кириллом, другом Андрей Николаича, посланным в Skype ко мне на консультацию по поводу того, есть ли смысл в формуле Ум Рувиар прописывать Эмму — я словила себя на ощущении странном... Которое меня во мне так поразило, что я решила его записать, дабы потом не забыть... . . . )
anna_amargo: (книжка луиджи верди)
Бабушка моя сильно сдаёт и умственно и физически последние несколько лет. Заметным это отступление — из старости в детство — было уже тогда, когда родилась Антонина. Сейчас — с рождением Константина — я наблюдаю с грустью, как Люба погружается в пучины той неосознанности, откуда Костя выныривает...

Подозреваю, что скоро — возможно, ещё до того как её правнук говорить и ходить научится — бабуля моя превратится в большого младенца, живущего лишь ощущениями: холодно, голодно, больно... Ощущениями и эмоциями, на ощущеньях построенными...

Но сейчас — пока Люба ещё связывает слова, складывающиеся в её голове, со смыслом и с мыслями — я изумляюсь, вдруг обнаруживая, что её опыт, характер и её взрослось сходят с неё шелухой... Как будто чья-то рука счищает с неё слой за слоем то, во что она верила всю свою жизнь сознательную, и добирается постепенно до той самой «деточки», луковицы, которую Стефания — прабабка моя — когда-то в дочь посадила...

«Очистка» эта во многом уже проявляется. Но — вот тут я удивилась — Любино православие — было первым, что с Любы сошло... Или, может быть, первым на что я обратила внимание... . . . )
anna_amargo: (магнум миндаль)
Календарь у Семейства странный. Иногда не совпадающий с календарём всеобщим. Иногда всем календарям противоречащий просто.

Вот, например, Sam Haeemer Mout — Перемещение в Зиму — наше недосвятое Семейство праздновать будет на этой неделе в ночь с воскресенья на понедельник, а не вместе с френд-лентой моей и всем остальным человечеством... Про Хэллоуин я вообще промолчу — Хэллоуин у нас каждый день — как проснулись — так сразу и праздник: «Смерть или конфеты!» и «Эй, недоумки, кто одел мою маску?»

А утром первого ноября у Семейства — как обычно Kere Elmen Sabeet... То есть, утро по которому можно судить — какой у вас будет Зима. И определяет Зиму вот та тонкая нить, которую вы разорвали от сна отходя. Вот то настроение, с которым вы проснулись сегодня...

И я подозреваю, что у многих, у очень многих в Семье наступающая эта Зима будет радостная весьма и немного похмельная. . . . )
anna_amargo: (магнум миндаль)
Среди сонма серебряных недосвятых (Тех самых, которые почти что святы уже, ибо не пьют алкоголя, не занимаются сексом и не пользуются Интернетом... Тех самых, которые стоят на пороге Рая почти, но пока ещё не могут считаться святыми по-настоящему... Тех, которых не причислили к лику пока, ибо не научились они двум вещам, для канонизации нужным: какать бабочками и о том помалкивать, о чём их никто не спрашивал...) есть те, которые любят — словами своими — мне передавать речи тех, с кем говорить нет смысла...

Это как в той детской игре, где нужно догнать и осалить, и поскорей убегать — пока тебе не вернули твоё прикосновение сальное... Сковородой по затылку... До звона в ушах, до икоты...

Ну, потому как за фразу: «Ορα κορβέρ ορα κορβᾶν» можно лишь по голове отходить. Томиком философии или кухонной утварью. Но — с размаху и от души... . . . )
anna_amargo: (миндаль и ваниль)
Сначала — о первом. О предложении, то есть... Помните, в конце прошлого года я разослала открыток немножко с моим «Зодиаком»? Так вот, в этом году у меня на счёт подобной рассылки появилась идея новая...

Я — отталкиваясь от формул — нарисовать хочу пару дюжин картинок, символизирующих приятности разные (Путешествия, например, покупки, добрые встречи, знакомства, творческие идеи, нагрянувшие в голову вдруг...)... Потом, нарисовав, я их перемешаю вслепую и разложу по конвертам. А ближе к Новому Году окликну друзей и попрошу адреса. И будет у нас лотерея почтовая... С сюрпризами, с неожиданностями... Если вы, друзья, захотите...

А сейчас я у вас спрашиваю: «Стоит ли? И — если стоит — то, что бы вам хотелось увидеть на картинке, оказавшейся во вскрытом письме? Повышение зарплаты? Примирение после ссоры? А, может быть, кто-то рискнёт и в лотерею предложит переезд за границу и рождение тройни?» В общем, я спрашиваю, вы предлагаете, но помните при этом, что «тройня», вами предложенная, или «поездка в Зимбабве» могут достаться не вам...

-----------------------------------------------------------------------------------------------------

Ну, а теперь — второе. То, что мне показалось весьма и весьма изумительным... Вот, честно, я не ожидала, вытаскивая Аррам из крови нашей Семейной и выкладывая её в интернет, не думала почему-то, что Карра так скоро (Каких-нибудь три года всего!) станет так популярна, что кто-нибудь (И, блин, это же даже не я!) постарается на ней заработать...

Нет, жаба меня не давит (А ведь должна, наверное!)... Но мне почему-то грустно, что она, Карра Аррам, теперь от меня независима... Жизнью своею живёт... И наживает историю, к истории Святого Семейства не имеющую отношения... Мне так же грустно, как будто я выдала замуж Оракул и теперь за нею, замужней, наблюдаю издалека, не имея возможности вмешиваться и поучить жизни — ни сами карточки Карры, ни их бестолкового мужа...
anna_amargo: (великое множество)
рекомендую нерожденным
оксану опытную мать
она зачатие умеет
она рожает хорошо
свиснуто из «пирожков»


Ночь с четверга на пятницу я, кажется, пережила. Хотя вечером четверга я ещё не знала, что мне предстоит пережить, и не сомневалась, в том, что до утра доживу, а ночью — размышлять не было времени о таких мелочах как жизнь...

Свет вырубился около часа. И настала полная тьма. Абсолютная темнота, честно честно. Я не видела собственных пальцев, поднесённых вплотную к лицу. Я не видела Константина, взявшего манеру себе засыпать у меня под рукой. Я лишь слышала Антонину, которая почему-то темноты испугалась и заставила папу сидеть рядом с ней и от страха отвлекать разговорами.

Потом заболело в том месте, где обычно болит — в арке под нижними рёбрами, в том бесконечном туннеле, сквозь который обычно нуждающиеся в помощи моего организма тянут свою Силу, дабы вложить её в Цель свою... . . . )
anna_amargo: (смотрю и вижу)
Те, кто смотрел позавчера матч «Пармы» и «Ромы» и мог наблюдать — в прямом эфире, а потом в десятке повторов — каким образом Капитан-он-же-Император забивал свой первый гол в этом сезоне (и — сотый — на выезде) — те могут сейчас представить — с каким удовольствием он обыкновенно бьёт посуду... На счастье...

И — чем прекрасней посуда, приготовленная заранее «в жертвы» — тем растянутей пауза, тем оттянутей выражение удовольствия на лице, тем затянутей жест, подкидывающий в воздух тарелку. По которой потом нужно так попасть каблуком или носком ботинка подкованного, чтоб «вдребезги и пополам», чтоб брызги летели, и чтобы воздух наполнялся пылью стеклянной и осколками мелкими...

И — чем дольше ожидание момента того, когда для «жертвоприношения» можно будет выйти на пляж дорассветный и переколотить, стоя у кромки воды, стопку тарелок — тем веселее процесс, тем прекраснее танец... И главное — дождаться момента... Терпеливо, а не компостируя мозг Корвэ своему на тему: «Ну, так когда же?»

Но, впрочем, и красота передачи, отправленной «ложечкой» на ногу Даниэле... И даже мозгоедский вопрос: «Да, сколько ж можно вас ждать?!» — это не то, о чём я собралась писать...

Я хотела рассказать о тарелках. Которые жалко разбить. Но у которых — такая судьба — выкупить чьи-то коленки, счёсанные об асфальт, чью-то первую любовь несчастливую, тридцать три отравления несвежими пирожками и прочие неприятности, какие могли бы случиться, но — стороной обойдут...

bernardaud


Так вот — о тарелках. Не обо всех, а только о тех, которые выпустил BERNARDAUD к стопятидесятилетнему юбилею конторы своей. . . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
в организме, в природе, и в характере тоже множество разнообразных достоинств... Быть может... Но — лишь одно из них — безусловно и абсолютно прекрасно... Нечто совершенное. Нечто положительное... Нечто, что он сам считает «чувством юмора от папы доставшимся»... Нечто, что Франческо называет ёмким словом «coglionaggine»... Нечто, что всем нам, оставшимся с Сандро и при нём остающимся, позволяет терпеть ещё его самого и его организм с природой его и с характером...

Поэтому и улыбаюсь сейчас. Хотя — хотелось бы плакать. В первую очередь — от усталости, во вторую — от ощущения, что моё время уходит, уходит и вот-вот уйдёт насовсем уже... . . . )

Profile

anna_amargo: (Default)
anna_amargo

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
1617181920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 12:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios