anna_amargo: (на десерт)
И хотя вечер вчерашний — с танцами-плясками — у меня «удался» явно (Ага, давно я не лежала пластом под тяжестью внутримышечно введённого «спазмалгона», думая о том, что «помереть сейчас было бы разумней, чем помереть завтра»...) — понедельник всё-таки понедельник... И значит — время гоняться за Сэй... И значит —

То, что заставляет спешить.

И тут я должна признаться, что меня — никто и ничто заставить спешить не в силах (Люди жившие когда-либо и живущие до сих пор под одной со мной крышей могут подтвердить это... С примерами и с историями поучительными, конечно же...) . . . )
anna_amargo: (на десерт)
Необходим ещё один рывок в погоне за Сэй. И он будет, несмотря на то, что с прошлого понедельника дни недели у меня смешались и друг в друга проросли, а темы, за которыми мы гоняемся, давно не имеют никакого отношения к госпоже Сёнагон... И всё же —

То, что бывает один раз в жизни.

Каждый прожитый день. Можно безжалостно убить пятницу запланированной генеральной уборкой. Можно среду просадить на сериалы бессмысленные. Можно в понедельник и четверг делать всё, что угодно или не делать вообще ничего, полагая, что впереди будет множество понедельников и четвергов и о паре потерянных жалеть не очень-то стоит... Но — если вспомнить о том, что — понедельники будут, но 8 августа две тысячи одиннадцатого года не повторится никогда, то можно загрустить о сутках загубленных... Или постараться сделать ради них что-то, что не позволит им пропасть-потеряться в сетках старых календарей... . . . )
anna_amargo: (на десерт)
Понедельник требует Сэй. Пусть даже Сэй настоящей давно уже нет в нашей погоне и гоняемся мы за призраком, нами же сотворённым. Мы гоняемся всё равно. И я должна признаться, что наши темы мне нравятся не меньше, чем нравились её... Вот, например...

То, к чему невозможно привыкнуть.

Боль. Банально, да... Как и всё, что будет написано ниже, но — никуда не деться... Боль можно терпеть. Долго и достаточно сильную. Каждый раз повышая пороги и раз за разом их перешагивая. И даже врать можно — о том, что болит так долго, что боль стала фоном... И что к ней притёрлась уже нервная система и прочая слабая физика... Но на самом деле боль никогда не станет привычной... Просто потому, что тогда придётся признать — нечто или некто, нам её причиняющие — тоже часть нашего тела... . . . )
anna_amargo: (на десерт)
И поэтому — опять и снова — в погоню за Сэй Сёнагон... Несмотря на небольшие мои сомнения в том, что сегодняшняя тема была бы ей лично близка. И что японская фрейлина взялась бы рассуждать про

То, о чём не пишут в учебниках.

И, хотя размышлять есть о чём, а расписывать недосказанности можно долго и многостранично, мне лично кажется, что во все в этом мире учебники нужно дописать лишь несколько слов... А именно:

«Минобразования предупреждает — знания, полученные вами из этой книги могут вам в будущем не пригодиться!» Поэтому не напрягайтесь, не насилуйте себя, не выкладывайтесь в учёбу, аки в каторгу и не считайте каждую полученную тройку предвестником конца света и поводом для самоубийства... . . . )
anna_amargo: (на десерт)
И очередной этап погони за Сэй. С темой, которая к госпоже Сёнагон никакого отношения не имеет, но всё же — очень ей подходящей.

То, в чём нуждаешься.

Ощущение свободы. О самой свободе я уже не мечтаю. И почти перестала о ней говорить. Потому, что в какой-то момент стала понимать, что — для меня — свобода — это всего лишь право выбрать несвободу и добровольно в неё самозаточиться. И что важней, чем никому не принадлежать и не быть никому обязанной — чувствовать, что те, кому я принадлежу и те, кому должна — выбраны мною. А не навязаны мне внешней силой... . . . )
anna_amargo: (на десерт)
И я — отложенным постом — пытаюсь дотянуться до Сэй ещё раз... И для этой попытки выбрана чудесная тема... Да, мне не с чем сравнивать — я никогда не пила и не напивалась по-настоящему, но я напишу-таки про

То, что опьяняет.

Влюблённость. Не просто опьяняет, а отрывает голову напрочь. Вот она была ещё вчера, а сегодня её нет. Она встала и вышла вслед за мыслями о нём... О том, который — опять же — вчера — был только улыбкой приветливой, локтем на подлокотнике, ароматом Antonio Fusco, голосом. А сегодня даёт тебе крылья. А, может быть, и не он дарит их, а всего лишь ощущение новизны поднимает тебя над землёю. Но разбираться в том — почему, словно пьяная, улыбалась анекдотам дурацким и промахивалась мимо лица, прядь со лба убирая, ты будешь когда-нибудь после... Когда голова вернётся, наконец, на своё законное место... . . . )
anna_amargo: (на десерт)
То есть, понедельник. То есть, тот день, в который мы, по обыкновению, гоняемся за Сэй Сёнагон... И хотя темы, позаимствованные из её книги у нас уже закончились, и мы теперь придумываем их сами себе, настроение всё же — то самое... И с ним сегодня предстоит написать про

То, что не хочется увидеть во сне.

Беды и болезни любимых. Даже, если приснившееся абсурдно в своей кошмарности. Даже, если утром ты полностью осознаёшь, что всё приснившееся — бред и бред этот никогда ни при каких обстоятельствах не сможет повториться в реальности. Даже, если к следующему вечеру сновидение полностью выветривается из воспоминаний. Всё равно в отравленном таким сном организме остаётся дикая мысль: «А вдруг это было предзнаменование?» и какое-то время, пока она тоже не растворится, ты с особым пристрастием наблюдаешь за тем как кашляет и как переходит дорогу тот, кто тебе приснился.

Тех, кого разлюбил уже. Особенно, если «возвращаются» они всё ещё любимыми и желанными. Вскидываешься в холодном поту в измятых простынях. И с вопросом: «Какого чёрта?!!» А потом целый день возвращаешься к увиденному ночью. В поисках хоть какого-нибудь объяснения странному видению. . . . )
anna_amargo: (на десерт)
И значит — те, кто ещё не устал от погони — продолжают гоняться за Сэй... Да, японская фрейлина не имеет никакого отношения к тем темам, за которые мы взялись сейчас, но я удивляюсь тому, что именно об этом она написать не додумалась... Хотя, может, госпожа Сёнагон страдала каким-нибудь расстройством сна и ей было просто нечего писать про

То, что хочется увидеть во сне.

Мужчин, которых любишь. И, желательно, чтоб без одежды и, хотелось бы, чтоб погорячее. Некоторые ведь любят погорячее. Некоторые же любят так, как могут любить лишь в грёзах и снах...

Продолжение застопорившихся историй. «Надежда всего мира» и «Дневник их сестры»... И ещё много-много всего, резво начатого и вскоре заброшенного. Все они — мои потерянные персонажи, мои разнесчастные жертвы — спят. И им снится, как я ложусь под одеяло и в красочном сновидении вижу их блестящий финал. А я ворочаюсь в постели и — не смотря на то, что догадываюсь — к чему всё шло и чем могло закончиться — не могу встать и писать... Просто не могу... Потому, что не могу пересилить себя. И заставить себя не способна... . . . )
anna_amargo: (на десерт)
И значит — продолжаем игру с Сэй Сёнагон. Но, правда, теперь без Сэй. А с темами, которые придумали сами. И первой нашей попыткой станет —

То, что мешает уснуть.

Переполненность чувствами и мыслями. Тревога. Беспокойство. Недожеванное счастье. Обсасываемое со всех сторон вчерашнее свидание. Перевозбуждение от мыслей о завтрашнем дне, обещающем стать знаменательным. Размышления о том, позвонит или не позвонит с утра тот, от кого ждёшь звонка. Когда голова забита всем, чем угодно и под макушку, сну просто некуда втиснуться. Вот он и не идёт, ожидая, чтоб хотя бы пара толкущихся в черепе мыслей убралась, наконец, в пыльный шкаф...

Усталость. Физическая. Мышцы умирают. Суставы скрипят. Ты добредаешь до постели и валишься. А мозг — хорошо отдохнувший, пока ты колола дрова или взбиралась на гору — обрадовавшись, что теперь уж никто и ничто не помешает ему обдумать всё скопившееся, начинает продуктивно работать. И всё: «Прощай, добрый сон!» . . . )
anna_amargo: (на десерт)
И сегодня — последняя тема, позаимствованная у Сэй. Далее в нашей игре нам придётся гоняться за тем, что предложено нам нашей фантазией. Но — на прощание фрейлине —

То, что пролетает мимо.

Время. Особенно — дни праздников. Особенно — долгожданные даты. Месяц готовишься к событию. Читаешь мантру: «Всё пройдёт прекрасно и ничто не испортит мне радость!» Проутюживаешь складочки. Покупаешь новые туфли. А потом — проносятся сутки. Стремительно, как один миг. И ты выдыхаешь, провожая взглядом последний фейерверк и радуешься, что такое бывает нечасто...

Упущенные шансы. Пришло и ушло. Но пока проходило мимо, зацепив тебя краешком золотого плаща, ты успела подумать: «Ах, если бы!..» Но даже не пошевелилась, чтоб ухватить и удержать попытаться. . . . )
anna_amargo: (на десерт)
С предпоследней темой от Сэй в нашем флеш-мобе... С темой, о которой мне есть, что рассказать, но стыдно рассказывать... Ибо я этим самым — нерекомендуемым — занимаюсь регулярно и с большим удовольствием. Сравниваю, то есть...

То, что нельзя сравнивать между собой.

Любовь к одному человеку и любовь к другому. В детстве многочисленные желчные родственники донимали меня попытками раскопать глубины моего подсознания. Они спрашивали: «Ты кого больше любишь — братика или сестричку?» И смотрели выжидательно. И не получали ответа, ибо ответ был очевиден — я любила только брата, а к сестре не испытывала вообще никаких чувств. . . . )
anna_amargo: (на десерт)
У Сэй осталось всего три нами не осаленные темы. А потом, чтоб продолжать моб, нам придётся гоняться за тем, что придумали сами... Пока же —

То, что разгоняет тоску.

Присутствие любимых. Просто болтовня и совместное ничегонеделание... Проверено на практике — работает лучше, чем вся американская киноиндустрия, специализирующаяся на комедиях. Вкупе с французской и итальянской. Ни один из знаменитейших комиков не сравнится с Фэ, гнусавым голосом пересказывающим четырёхчасовые деловые переговоры со своим новым начальством. В лицах. Когда он доходит до мимической реакции старого менеджмента на заявления нового мы с Оливером — участники Скайп-конференции — скатываемся под столы... «Ненене, подождите, не падайте, - раздаётся у нас над головами, - заметьте, это те же самые люди, которые нас и Даниэле иначе как «два психа» не называют... И вот, эти люди...» . . . )
anna_amargo: (на десерт)
Это всё ещё тема от Сэй Сёнагон. Хотя, после тридцати семи попыток догнать её или хотя бы приблизиться к ней, тем не так уж много осталось. Но всё же:

То, что наводит тоску.

Необходимость распинаться, разжевывать и растолковывать кому-то то, что для тебя — ясная поляна, а для него — тёмный лес. Особенно, если — не смотря на то, что он два часа уламывал и умасливал тебя всё неясное разъяснить — понимание явно не входит в планы твоего собеседника. И ты — по четвёртому кругу рассказываешь про Волгу впадающую в Каспийское море, а в зрачках того, кто сидит против тебя, не отражается ни истока, ни устья... И медленно, из печёнок, поднимается тоска — просто посмотреть: с кем же ты там говоришь... . . . )
anna_amargo: (на десерт)
И по сложившейся, по уже успевшей укорениться традиции — очередная тема от Сэй. На сей раз —

То, что никуда не годно.

55.74 КБВсё, что должно быть парным, но осталось без второй половинки. Позолоченная серьга — длинная, состоящая из цепочек, подвесок и бусин — лежит в шкатулке и скучает по такой же точно, но оставшейся где-то на улицах Рима, ставшей жертвой длинных волос и чересчур резкого жеста, отбросившего волосы за спину от лица. Черная сандалия — совершенно новая, страдающая от того, что у сестры её левой порвался ремешок, да так, что ни один мастер пока не взялся его починить. Восьмой номер журнала, печатавшего в двух частях детективную повесть, без номера семь — та же история грустная... А ещё... Крючки без петелек. Блюдца без чашек. Грампластинки от проигрывателя, почившего в бозе в двадцатом ещё столетии. Верхняя половинка купальника бикини, которая к тому же мала. Ну и носки — вечная история распарованности.

Мысль: «Если я не найду себе пару, я не состоюсь и никогда не буду счастливым...» — застрявшая в голове человека. Страшная мысль, пожирающая все чувства, подминающая под себя стыд и гордость, и заставляющая иногда цепляться в кого-то, кто не годится в подмётки... Оправдание: «Зато в паре!» — заставляет, увы, задуматься о том, что подобие Его ценит себя не больше, чем свои позолоченные серьги и обувь от YSL... ... )
anna_amargo: (на десерт)
с новой темой от Сэй. Их — тем от фрейлины императрицы Садако — было много и они уже почти исчерпались. Но пока ещё — вот:

То, что вселяет уверенность.

Ощущение, в мозг от лопаток и позвоночника сигнал передающее: «Сила за тобой и ты не одна!» Да, это Семья... Это Семья та самая, которую Ив'Тартар вчера проредил и почистил, подталкиваемый руками детей, вопящих: «Вот этот дядя — почему он выносит силу наружу и вкладывает её в какую-то непонятную хрень? Он же должен делать обратное!!! На хрен дядю такого с пляжа!!!» Это Семья та самая, которая — двести сорок шесть человек потеряв — пережила и сомкнулась — снова за моею спиной. И снова во мне — плечом к плечу, сердцем к сердцу... Сверкающая... Готовая теперь ко всему.... . . )
anna_amargo: (на десерт)
Да-да, снова она. Мы соскучились за погоней и, после тридцати четырёх заходов, снова вступаем в игру. С первой из оставшихся у фрейлины Сёнагон тем:

То, что неприятно слушать.

Хулу на любимых людей. Особенно, когда ты не можешь возразить. Особенно, когда ты стоишь в стороне от обсуждения недостатков и не можешь встрять в дискуссию. Или хотя бы дать в глаз самому активному поливальщику грязью. Особенно, если и грязи не льётся, если не упоминает никто отвратительного характера и умения метко плеваться в датчан. Особенно, если льются из уст сочувственные слова: «Выдохся...», «Поиздержался...» и «Куда уж ему угнаться, такому старому, за резвыми-молодыми...» Тут уж скулы сводит от внутреннего напряжения. И радуешься потом совершенно по-детски, когда тот, кого считали выдохшимся и старым, набирает оборотов и — парой ударов с носка — рты всем заткнув — бьёт рекорды и — в честь этого — одевает вот такую футболку... ... )
anna_amargo: (на десерт)

Мы догнали Сэй ещё раз. И теперь расстаёмся с ней. Скорее всего, навсегда. На прощание – последняя тема –

То, что не внушает доверия.

Тротуар зимой. Укрытый тонким слоем чистейшего снега, выпавшего под утро. Или залитый грязной талой водой. Он кажется безопасным. Особенно, если ты в сапогах на толстой рифленой подошве. Но это обманчивое впечатление. Под кружевами всегда может оказаться стекло раскатанного тысячами ног льда.

Обещания политиков и телевизионная реклама. Одно другого стоит. И первое, и второе навязло в зубах. Слушаешь, смотришь, и губы твои сами собой растягиваются. На лице появляется такая гримаса, словно тебя подташнивает. А они продолжают зудеть: «Нэ зрадь майдан…» и « Изменим жизнь к лучшему!» ... )
anna_amargo: (на десерт)
Мы проделали долгий путь…

И вот-вот расстанемся с фрейлиной, и станем придумывать себе новый «долгоиграющий флешмоб». А пока она ещё с нами – бросок последний перед последним. С темой -

То, что выглядит грубо.

Девушки с пивом и сигаретами, устроившиеся на скамейках университетского сквера. Подозреваю, что все до единой они добрые и милые отроковицы, любящие родителей, подкармливающие бездомных котов и вечера проводящие за вышиванием гладью подушечек-думок. Но коричневое бутылочное горлышко у девичьих губ – всё-таки очень грубо… Я уж молчу про запах…  )
anna_amargo: (на десерт)
Пока ещё для погони…

И нынешний понедельник с темой –

То, что должно быть коротким.

Очередь. Куда бы то ни было. Максимум – три человека у кассы. Достаточная для того, чтоб постояв в ней три минуты и поглядев в спину отоваривающейся товарки, очнуться, одуматься, и отказаться от покупки тридцатой пары туфель. (Бесполезных. Бессмысленных. Бежевых. Демонстративно девичьих. Под которые даже сумочки не подберёшь приличной – без рюшек и без каменьев. Ужас-ужас. Скорее вернуть их на полку. Как ты мог предложить такое купить? Ты провокатор или тайный агент от стиля Донателлы Версаче?) Но не такая длинная, чтоб погибнуть в ней от голода или разрыва мочевого пузыря.  )
anna_amargo: (на десерт)

И расчудесная тема, как будто специально изобретённая фрейлиной японской императрицы госпожой Сёнагон лишь для того, чтоб порадовать меня, у которой все мысли несутся в одном направлении - как бы мне достать Фэ и врезать ему чем-то, подходим под категорию -

То, что должно быть большим.

Выбор. И желательно, чтоб он был не просто большим, а огромным. Таким, чтоб у тебя разбегались глаза, и чесались руки, и от рисующихся перспектив слегка кружилась голова, и даже тряслись поджилки. Выбор должен быть таким, чтоб ты забыл, что бывают ситуации, когда возможно лишь «то» или «это». Чтобы ты не мог вспомнить тех времён, в которые все намёки на свободу и широту взглядов были отметены и выскоблены. Выбор должен быть между этим, этим, и этим. И таким, что уже напоминает извращение, изумляет формой, поражает деталями, и вызывает чувство пресыщения, сопровождающееся тошнотой… ... )
anna_amargo: (на десерт)

Она почти достигла финиша. Несколько рывков, несколько понедельников и мы осалим Сэй и расстанемся с ней. А пока тема, к которой я долго не могла подступиться. Не знала – с чего начинать… И решила начать с себя… Итак –

То, что может сразу уронить в общем мнении.

Отсутствие диплома. «Как нет высшего образования? Не закончила? И не начинала?..» И в глазах собеседника – жалость пополам с презрением. И он уже воображает себе, как ты метёшь тротуары, по которым он в семь часов вечера возвращается домой из своей адвокатской конторы. Он уверен – ты не выбился в люди, ты не устроился в жизни, ты многое потерял. Иногда он спешит тебе рассказать – как много ты потерял, а стоит тебе произнести: «Да, знаешь, мне как-то не очень-то и хотелось…», начинает жалеть тебя в семь раз интенсивней. Ибо ему кажется – тебе на самом деле очень хотелось и где-то там, в глубине души, у тебя комплекс и чёрная зависть…  )
anna_amargo: (на десерт)


И этот понедельник тоже. С такой темой, что даст Бог, и у всех участвующих в погоне за Сэй Сёнагон, найдётся пара различий в рассказах про

То, что торопишься узнать поскорее.

«Чем закончатся и закончатся ли когда-нибудь эти его война с миром?» и «Удивит ли и в этот раз нас режиссёр Шьямалан?» Хочешь знать. Очень хочешь. И проглатываешь последние листы. Или смотришь в экран. Ждёшь нетерпеливо развязки. И качаешься на качелях - от желания удивиться неожиданному финалу - до желания потешить своё самолюбие тем фактом, что ты уже на тридцатой минуте догадалась: «Убийца, конечно, шофёр!»

«Как сыграли?» Уходишь от телевизора после того, как Зидан забодал Матерацци. С крепкой уверенностью в том, что «теперь уже не проиграют!» Но поджилки трясутся. Стоишь у стола. Делаешь себе кофе, медленно, жестами Рафаэля Санти, мажешь масло на холстик печенья. И ждёшь, когда в соседней комнате взорвутся эмоции – Гроссо забьет пятый пенальти и можно будет выдохнуть, что «они – теперь Чемпионы!» ... )
anna_amargo: (на десерт)

И сегодняшняя прекрасная тема -

То, что приобретает цену лишь в особых случаях.

Некоторые воспоминания при изменившихся обстоятельствах. Когда он на посиделках отобрал у моего брата пинцет и принялся править мне брови, он был другом. Даже, может быть, другом друзей. И память упаковала его и спрятала на антресолях, чтоб потом – когда я, наконец, очнусь и осознаю, что он не просто друг – щедро вернуть мне припрятанное. Его запах. Его ладонь, лежавшую на щеке и виске. Его сосредоточенный вид. И даже темно-шоколадный цвет рубашки, вспомнившийся сразу же, как только он спросил: «Помнишь ли?..»

Таблетки от мигрени. Месяц лежат невостребованные в красной коробке, поставленной на холодильник, но вот приходит хмурое утро и наступает звёздный момент «Номигрена». Да, он ни фига не помогает, зато дарит полчаса надежды, приравниваемой к передышке. Глотаешь очередную парочку, ложишься в темной комнате и уговариваешь себя «чуть-чуть потерпеть и дождаться облегчения»… И засыпаешь…  )
anna_amargo: (на десерт)


И сегодняшнее –

То, от чего веет чистотой.

Высушенное на морозе бельё. Хрустящее. Холодное. Пахнущее не отдушками стирального порошка и кондиционера, а этим самым морозом и выпавшим ночью снегом.

Голоса детского хора. Конечно, когда эти мальчики-девочки сбегут со ступенек хорового станка, они снова станут чертенятами, лупящими друг друга нотными папками по головам. Но пока они поют, они превращают воздух в хрусталь – он звенит и вибрирует и стучится в грудь слушателю.



Белая фарфоровая посуда. Чашки, блюдца и тарелки, и пузатая супница, и носатый соусник. Только что вымытые до скрипа, ополоснутые холодной водой и оставленные возвышаться горой на столе.

Лица юных девушек. Совсем юных. Причём не обязательно, чтоб девушка внутри соответствовала той, что снаружи. Достаточно лица .

Струями или сплошным водопадным потоком падающая сверху вода. Даже, если пить её нельзя, хорошо просто стоять рядом, ощущая брызги на плече и виске и вдыхая очищенный воздух…
anna_amargo: (на десерт)


Сегодняшняя тема -

То, от чего становится неловко.

Видеть, как люди выставляют себя клоунами и идиотами. Даже если это совсем посторонние люди поют в кафешном караоке, нетрезвым гиканьем сопровождая чей-то стриптиз на столе, а ты всего лишь проходишь мимо. Тебе неловко, тебе почти стыдно. И хотя ты помнишь, что стыд за чужих – первый признак воспалённой гордыни, ты не в силах победить ни первое, ни второе. Ещё и потому не в силах, что понимаешь – завтра все эти люди протрезвеют и, возможно, посмотрят видео со своих мобильных телефонов…

Отвечать на вопросы любопытных родственников... «А как вы с Виталиком познакомились?» «А почему вы расписывались втайне от родителей?» «А ты не боишься, что он найдёт себе кого-нибудь помоложе?» - Слушаешь, лепечешь что-то в ответ, но в черепе белкой скачет одна-единственная мысль о том, как здорово было бы сейчас провалиться. Пусть даже и прямиком в адский котёл со смолой…  )

Profile

anna_amargo: (Default)
anna_amargo

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
1617181920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios