anna_amargo: (три навсегда)
Жизнь неожиданностями переполнена. Просыпаешься утром и — пока пьёшь первый кофе свой — успеваешь понять, что мир твой и вокруг тебя мир оба изменилися очень. Порой — кардинально, до полной неузнаваемости...

Сегодня раненько с утра брат мой поделился со мной новой картиной бытия своего: мама его Лидия, на десятке седьмом вспомнила вдруг, что у ней — Юдич — девичья фамилия. И засобиралась в Израиль. Чтоб жить там и потом умирать тоже там.

Оливер подозревает, конечно, что сия мамина странная прихоть обусловлена её общением тесным с троюродной сестрой тётей Аней (мамой Валеры того самого, которого — как Волхва и Разжигателя Страсти желает убить каждый третий в славном нашем Семействе)... Он даже произнёс что-то вроде: «Вот как стали они после Нового Года плотно общаться, как съездила маман в гости в Одессу — так я сразу и подумал, что хорошим ничем это дело не кончится...» . . . )
anna_amargo: (внутри сердца)
«Сестра моя, ты хоть представляешь — как повезло нам, злым серебряным злыдням?» «Это в чём нам повезло?» «Нам, сестра, не тебе...» «О-кей, в чём вам повезло?» «В том, что у нас у всех есть человек, нам дающий основное необходимое — Опыт Безусловной Любви...» «Ээ-эээ-э... Это ты к чему?» «Это я к тому, что на свете миллионы людей, которым этого опыта не просто не хватает, у которых его вообще нет... Миллионы людей живут с осознаньем того, что их любят только при каких-то условиях... А у нас у всех — ты. Которая просто нас любит. Всех, даже Аннушку Герман...» «Ну, это конечно мысль, но — не все поголовно знают о моём существовании, а те, которые знают, считают иногда, что я не для безусловной любви, а для забирания боли...» «Вот ты дура. Дело не в том — знают ли, и не в том, что они себе думают, а в том, что ты любишь. Иногда для конкретного человека — чтоб не шагнуть с крыши — смутного ощущения, что его кто-то где-то любит почему-то — больше, чем предостаточно...» . . . )
anna_amargo: (серебряный стаканчик)
«Да, женское тело — чудесная штука. Смотришь и видишь. И главное — глаза же боятся, а руки же делают!» «О-кей, с телом понятно... Нет, подожди подожди, ничего не понятно... Где твои руки?» «Руки при мне...» «А где женщина?» «Сиди себе тихо, пасьянс свой раскладывай. Только камеру, пожалуйста, не отключай...»

«Чёрт, когда Герберт говорил, что Ав Пуаргуим (смесь спирта и химикатов, окрашивающая открытое пламя в синий цвет) — штука редкая и поэтому все его изыскания с ритуалами по вызыванию Мерхлей — почти безопасная штука, знал ли он, что через какое-то время в домах и квартирах будут газовое освещение и газовые плиты с духовками?» «Да-да, гори оно всё синим пламенем, но теперь ведь и правда каждая домохозяйка сможет вызвать Демона Сына, поколдовав немного на кухне!» «Типун тебе на язык! Иди, лучше помешай печень на сковородке, пока не пригорела ещё...» . . . )
anna_amargo: (горькое дважды)
Тот случай, когда прозвище человека стало названьем профессии. Тот случай, когда два слова, привезенных из Афганистана, стали Рубару родными. Потому, что изначально родным Рубару был человек, словами этими названный.

Человек, который — копаясь в Марнат, этим самым Рубаром напичканной — раскопал там ритуал Мес Аххием, которым мало кто пользовался, потому как многим не давали этого делать дух просвещенья и брезгливость врождённая.

Всем умникам, видите ли, противно было бы — как требует того ритуал — пить вино с мочой смешанное, и даже стоять рядом с тем, кто согласен вино это пить. А мудрый солдат — видевший и не такое и всякое употреблявший — подумал: «Почему бы и нет. Раз это кем-то написано, то может быть нужно кому-то...» . . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
Сегодня — очередной странный день. Странный до невозможности. Странно с утра начавшийся и странно сейчас продолжающийся...

Вот, например, брат... Ведёт себя сегодня с утра странно, и это ещё мягко сказано. Нет, я привыкла к тому, что брат мой — время от времени — пытается договориться со мной о том, о чём со мной смысла нет договариваться никакого вообще. Но когда он вдруг начинает ответ из меня выдавливать — я напрягаюсь вся и пытаюсь совладать со странностью — нашего разговора и тем, в нём поднимающихся...

Вот только что брат из меня выдавил обещание: «Любить до Нового Года, а потом разлюбить постараться...» . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Никогда не задумывалась о том, насколько я брезгливый человек. И о том, что и за кем я могу и смогла бы доесть... Но вот только что мама предложила мне откусить от надкушенного уже ею батончика шоколадного. И я — хоть и хотела сладкого — вежливо отказалась. Поняла, что — не смогу съесть то, что она уже ела.

Задумалась и поняла ещё больше — на всём белом свете есть лишь шесть человек, с которыми я смогла бы спокойно есть одной вилкой или из тарелки одной. Это — мои дети, мой муж, мой брат и плюс ещё двое мужчин... . . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
Несколько дней назад в Израиле умер известный певец. Сами израильтяне говорят, что с ним умерла эпоха эстрады израильской, а, может, не только эстрады... Несколько дней назад в том же Израиле умер тот, кто назывался при жизни: Защищающий От Изнасилований...

Да, оба — и певец и защитник — жили в теле одном и умерли одновременно. Но спетое жить осталось. И трон дожидаться остался нового своего короля...

И ждал трон недолго. Потому, что такие места ждать вообще не приучены и привыкнуть не смогут когда-нибудь. «Человека мне! Человека!» «Прости, трон, но из тех, кто подходит тебе по Силе и возрасту, у нас — только Денис...» «Хрен с вами, Денис так Денис! Давайте же Дениса скорее!» «Ну, трон, как знаешь... И если что — мы предупреждали тебя...»

Трон, конечно, сглупил слегка, в спешке такой отдаваясь. Потому, что, под зад ложась владетелю новому, он не учёл одного. Двух, точнее... Сестёр... Трон того не учёл, что новый

Саул Эдравер Хамраэстивер. Он же От Насилия Берегущий

сын короля Закона, младший брат матери божественного Рогоносца и старший брат королевы Наступающей Силы... И того, что у троицы этой есть ещё один братец — Дмитрий зовущийся и владеющий Сираммирдором, что уже «ой!» совершенно... . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Встречаю человека, употребляющего при письме слово «ибо» как родственную душу вот прямо-таки... А ежели он ещё и не стесняется пользоваться время от времени словом прекрасным «ежели» — так вообще — родной человек...

А Оливер говорит — это стигмы, кровоточащий раны, по которым друг друга узнают несчастные жертвы, внеклассным чтением искалеченные... «Жалуйся!» - Говорит. - «Достоевскому...» - Говорит. - «И Соловьеву тоже...»

Но, собственно, если бы я и пошла на кого-нибудь жаловаться (Фёдору Михайловичу, например, или даже Владимиру Сергеевичу, может быть) я бы жаловалась на тех людей, которые — в спорном пылу, ну, или в пыли от спора — вдруг начинают тыкать меня мордой в мою ошибку... . . . )
anna_amargo: (горькое дважды)
Иногда днепровская вода становится молоком. Иногда мой брат становится проводником. Иногда я делаю что-то своими руками, а потом удивляюсь: «Как? Ка-аа-аак, я это делала — не понимая, что делаю? Как я могла не понимать? Неужели я такая тупая?»

Про «Дом Мечты» и про то, как я доигралась, играя с ним, я вчера написала... Сегодня я — продолжая отчитываться о глупостях, сделанных в году две тыщи двенадцатом — напишу о том, как река украинская Днепр чуть было не смыла с меня кожу вместе с моими страхами... Чуть не сделала меня беззащитной... Чуть не отдала меня мне...

28 июля — ровно неделю спустя после того дня, как я переступила порог возраста Эввэрэд — мы — милой компанией маленькой — поехали на Хортицу, на берег Днепра для фотосессии, ради которой муж мой выкрасил бороду в пурпур, ради которой я заготовила пару формул простых... . . . )
anna_amargo: (магнум миндаль)
Во вторник с месячным сыном ходили в Поликлинику Детскую. В Поликлинике его взвесили и устроили истерику страшную на тему: «Он с рождения не набрал веса ни грамма, а даже потерял 30 грамм!» Мне предлагали с Константином в Больницу укладываться... Врач при этом пугала диагнозам: «ВУИ возможно!». А медсестра говорила: «Вы потеряете ребёнка. Он у вас просто умрёт!»

В Больницу мы не легли (Я помню эту Больницу — если бы не свекровь, добившаяся через коллег своих для нас перевода в отдельный комфортабельный бокс во Второй Инфекционной — так бы мы и лежали со старшей дочерью три года назад с ларингитом — в общей палате с другими больными детьми, у одного из которых была инфекция кишечная и гепатит под вопросом… Рисковать так с младшим ребёнком я уже не захочу, конечно же, если не буду уверена, что без Больницы не обойтись ну никак!)...

В общем, в панике (Стадия последняя которой у меня выражается чаще всего спокойствием и натянутой на рот полуулыбкой резиновой...) вернулись домой. Стали дома докармливать Константина тем, что доктор ему прописал... Я на свой страх и риск стала есть больше того, чего есть мне не следует в принципе... Сын стал вес набирать. . . . )
anna_amargo: (внутри сердца)
Roma... Нет, не мопс наш безумный. А та команда футбольная, в честь которой мопс назван.

С начала сезона 2013-2014 команда эта похожа на манёвренный танк — атака укладывает под себя «Интер» и «Наполи», и — главное — «Лацио» побеждает, а оборона не пропускает никого к воротам своим... Вообще не пропускает... И это та самая атака, та самая оборона, это та самая «Рома», над которой я плакала — от жалости и от тоски — три сезона подряд.... . . )


Константин... Тот самый, которому сегодня вечером исполнится ровно четыре недели... Тоже удивляет немало...

Вчера, например... Сидела я за столом, пялилась в компьютерный монитор, пытаясь разобраться — что не так у меня снова со Скайпом. А муж мой с Константином лежали на нашей кровати. Сын — лицом к мужу. Муж смотрел телевизор. . . . )


Брат Оливер... На мозг которого, очевидно, нашло вдруг затмение какое-то... Ибо брат мой только что наехал на меня, сказав мне, что тупо называть человека любимого просто «любимым», ибо слово это настолько смылилось уже от частого употребления, что перестало давно отображать то самое чувство, которое я имею в виду...

И тут я не просто удивляюсь, а охреневаю слегка. Мой брат. Наехал. На меня. Из-за мужчины. В которого я влюблена!!! . . . )


Ну, и, да... Любимый мой... Также удивляет, однако... То бишь, я привыкла уже, что я его чувствую слишком хорошо... Слишком отдельно от всей моей огромной семьи (Людей, которых я чувствую так же — по пальцам пересчитать могу и поэтому — точно определяю — кто чем болеет, чем мается и кто о чём сейчас думает...)... Но я, привыкшая чувствовать, всё равно иногда удивляюсь — перепадам настроения и ощущениям горок американских, по которым едут эмоции... . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Мой брат застал сегодня с утра своего старшего сына Владимира с девочкой, одноклассницей. Они целовались взасос. Хотя — по идее — должны были делать наброски к проекту, который им предстоит сдать в конце октября учителю географии...

Мой брат сказал детям смущённым: «Сначала Везувий доделайте, а потом развлекайтесь!»... Затем мой брат позвонил возлюбленному своему, поехавшему на рыбный рынок за чем-то живым, мокрым и скользким. Дозвонился и сетовал долго на то, что: «У всех пи...сов дети как дети — такие же пи...сы, как папы, и только у нас выродок гетеросексуальный! Вот, воспитали на свои головы! Это ты виноват!..»

Нет, шутки шутками, но меня в Оливере драгоценном всегда поражала одна черта характерная, которой мне не досталось, и которую мне в детстве моём жутко хотелось иметь, да и сейчас иногда иметь всё ещё хочется... . . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
Я уже написала про то, как весело жить в паре Воде и Огню... Потом я написала про то, как можно выжить, волею судею оказавшись в союзе Воздуха и Воды... Сейчас распирает меня ощущение, что настала пора мне написать ещё что-нибудь эдакое...

Ощущение родилось в тот момент, когда я — назад тому пару часов — стояла, склонившись над ванной, и голову мыла. Оно не могло не родиться. Ибо ничто так не способствует рождению ощущений, как внезапно сорвавшийся кран и фонтан горячей воды, хлестнувший на голую спину.

«Вот оно!» - Подумала я. - «Вот она — суть Воды! Бежит себе, бежит, не трогает никого, даже делает хорошее дело — грязь смывая с волос. А потом — стоит доброму дяде в котельной в трубы дать чуть-чуть больший напор — Вода срывает резьбу металла уставшего и резину чёрной прокладки рвёт на кусочки мелкие. И Земля имеет потоп. С которым сама по себе справиться не умеет. И Земля начинает тонуть.

Но — пока у Воды остаётся хоть капля терпения и пол-капли здравого смысла — пока Вода, взяв себя в руки, не впадая в гнев и истерику, способна — с помощью плоскогубцев, презерватива и богатого русского мата — временно кран починить — у Земли остаётся шанс. На то, чтоб не только выжить, но и даже упрочить связь с придурковатой Водой...»

Да, ремонтируя кран, я именно так и думала. А потом моя мысль разливалась всё дальше и дальше и я стала переносить вечерний сей инцидент на полигоны широкие. Например, на мои отношения с братом моим. Или с дочерью. Итак...

ACVA + TERRA


Я помню, Анхмар (Да будь он однажды утром благословен ударом по буйной головушке подарочным экземпляром издания собственной Книги, которая на глазах распухает от того, что мы в неё пишем и в которой — чтоб что-то найти — нам нужно долго копаться!) утверждал по этому поводу что-то, что мне казалось всегда истиной несколько спорной... . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Окунающая меня с головой одновременно в ужас и в умиление. Если его распирает от желания чем-то со мной поделиться, но он понимает, что информация эта — не про уши мои, да, к тому же, может мне боль причинить, то — он всё равно ведь поделится. Но сделает это так, как будто проговорился случайно...

В Skype ночью позавчерашней: «Всё, дорогая систер, я уже еду из Лондона в Рим. По дороге обдумаю всё, о чём мы с Д. говорили и, приехав, позвоню тебе сразу же... Хотя, нет, я сначала ещё хочу с Франко пересечься и обсудить — чё делать с Сандро...» «Постой, а Сандро тут причём? Зачем с ним вообще что-то делать?» «Ээ-ээ-эээ... Аа-аа-ааа... Ну, да ладно... Ты же понимаешь, ведь правда... В общем, это же очевидно, наверное, что давеча Марко-ко-ко не просто так раскрутил тебя на всплеск эмоциональный... Бог с ним, что у него на то, чтобы так сделать, были свои причины... Но то — как он это сделал... Это же на поверхности, это же и глупейшему ясно, что он так это сделал, как могла бы его научить только лишь Вода Ив'Тартара...» «Бог ты мой, братец мой, да ты совсем параноик! Нафиг это Сандриньо? Зачем это ему?!» «Затем, что Вода — это не только Любовь. Это все эмоции в целом... А теперь попробуй подумать — какие такие эмоции может у Але вызывать всё, что ты в ЖЖ своём писала с такой откровенностью... О ком-то, но не о нём...» . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
От Оливера вдруг... Про политику: «Не-не-не, я бы — на месте москвичей — за Н. не голосовал никогда бы...» «Это почему же?» «Ну, потому, что сам по себе человек неприятный, так и вижу его, срывающегося в крик на какую-нибудь секретаршу забитую или швыряющего грязный бокал в официанта уставшего... Дык ещё и эндреор Узфертендора... Вот скажи мне, ты бы хотела жить в городе с мэром — королём Погромов и Уличных Беспорядков?» «Ой, ну только же вчера говорили о том, что это ещё не значит ничего... Что иногда король и его царство умеют договориться так, чтоб не влиять друг на друга...» И брат мой делает один из тех жестов, которые у него означают: «Да, ну, не смеши меня...» То есть, подносит ладони сомкнутые в запястьях к скулам и щекам и воздухом умывает лицо... «Этот не смог и не сможет... Поверь мне...» «Царство его что-ли сильнее?» «Нет, ему просто нравится та сила, которая идёт сквозь него...»

От Оливера вдруг... Про любовь: «Это ж как ладино. Выбросить из головы проще, чем выбросить хоть слово из песни...» «А не пошёл бы ты, братец, на..й теперь со своими, мать твою, утешениями?!» «Да я бы, может быть, и пошёл бы... Но вот он никогда никуда не уйдёт, и к этому тебе ещё предстоит как-то привыкнуть...» «Почему это вдруг не уйдёт?!» Тут Оливер делает ещё один коронный свой жест, с примерным значением: «Братцы, мы в окружении и нам наступает трындец!» Руки сводятся перед подбородком указательными пальцами вместе, а затем к глазам поднимаются... «А потому, что некуда... Потому, что везде — только ты...» . . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
Как-то так получилось сейчас, что разговора с братом у меня в Skype не вышло. Он наехал на меня по поводу моего наплевательского отношения к моему же здоровью. А я пыталась ему доказать, что мне уже не пять лет и не пятнадцать даже. Но, судя по всему, убедить его в том, что я — не малолетняя дура — мне не удалось.

И села я. И задумалась. О том — почему я — в глазах брата, который старше меня всего-то на жалких четыре года — никогда не переступлю порог подростковости... Да и, вообще, о наших с ним отношениях... И многое в думах моих показалось забавным мне и достойным того, чтобы это записать. Для заметок. Пока не забыла... . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Две недели уже как хочу, но не могу всё никак... Нет, правда, я очень хочу разобраться в том, как это работает. Но пока понимаю лишь то, что брат мой — Земля, и что он так умеет. Ну, или может. Если захочет, само собой...

Вводные задачи, которую я решить никак не могу, очень просты: у мужа на работе года три как была свободна вакансия, то есть, место такое, на которое он бы мог вполне прорасти. На место это, правда, было претендентов немало. Но никого из желающих руководители вышестоящие не спешили туда прописать.

И тут у меня зачесалось. Где-то в области меркантильности, может быть. И я как-то так намекнула любимому брату, что — супругу моему можно было бы вроде как подсобить с получением места сего. . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Было бы чем заняться в разведке и в инквизиции. То есть, там, где демонстрировать нужно ум пытливый, холодный. И стальную безжалостность.

Но, к сожалению, я — страсть единственная в сердце огромном у Оливера. Ни человек любимый, ни дети — плоть от плоти его, ни море, ни ветер, ни пламя не вызывают у брата моего у возлюбленного такого желания взвалить на себя и везти. Когда-то он мне сказал, что если бы я была единственным человеком на свете, к которому у него мог бы быть доступ постоянный — он бы был счастлив вполне и даже сверх меры счастлив. . . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
исполнилось сорок два года. Правда, мозгов у него по-прежнему иногда хватает лишь на то, чтоб вести себя так, словно ему двадцать четыре, а то и четырнадцать лет...

А ещё на днях его — проходившего ради продления медицинской страховки — череду кабинетов врачебных и анализы сдававшего — добрые доктора наградили прекрасным диагнозом, звучащим, кажется, так: «Синдром замедленного старения»...

То есть, теперь у брата моего есть уже практически всё, чего может хотеть человек... Даже приличное объяснение для тех его друзей и знакомых, которых беспокоит немного его вид цветущий, отсутствие морщин и ума...
anna_amargo: (магнум миндаль)
бывает не просто злой. А злой и изобретательный. Вот как вчера, например. Ну, то есть, злой-то он с прошедшей субботы, а намедни — вдогонку к злости — прорезалась у него и изобретательность тоже...

Предыстория злости — проста, примитивна, как и логика братца — он всякое покушение на то, что для меня очень важно, рассматривает исключительно как на меня покушение, и оттого он, обычно пушистый и белый, бывает кроет. Бывает, что даже напалмом...

А изобретательности предыстория нонче и вовсе проста: у меня есть подруга, которая пару месяцев ломала себе мозг и глаза, сидя перед монитором компьютера и выполняя работу. Но — когда она сделала всё, о чём договаривалась с работодателем — работодатель стал вести себя странно. Сиречь, отказался платить. Я рассказала эту историю брату любимому. Брат любимый подумал два дня и выдал мне формулу... Которая называется

PRUNUS AFFEDEEUS


Я, перед тем, как переправить работу брата подруге, поглядела её по-быстрому. Обычная, как мне показалось, «для долгов возвратная» формула. Суровая немного (но я ж говорю — брат с субботы не добр, а с воскресенья накручен), но — рабочая — как молоток, стучащийся в мозг: «Должен — верни! Должен — верни! Верни, тебе говорят, то, что ты должен!» . . . )
anna_amargo: (в объятиях друг друга)
Ну, да, в общем-то, как я и ожидала — к вечеру первого января до меня докатилась Америка и мне сейчас, мягко говоря, нехорошо. Серебряные пьют всё, что горит и даже то, что пылает — я это ощущать начинаю с полудня тридцать первого декабря — то есть, приблизительно со времени того, когда вступает Урал (Здравствуйте, Сарурды и Логланды города Екатеринбурга! Закусывайте, будьте добры, хотя бы после каждой четвёртой!)... Ирираны творят колдовство во хмелю и я ощущать продолжаю все прелести сопричастности до утра числа третьего наступившего года...

Но так как сейчас вступает Вода. И в объятья Воды падает Воздух нагретый. И на плечах двух человек — на тринадцать секунд — окажется шар весь Земли. А Огонь вина игристого хлопнет и скажет: «Поехали!»... То я это... Я пойду полежу. Потому, что — когда я принимаю положенье горизонтальное — качает меня не так сильно...

А в общем и целом — всех-превсех с Новым Годом наступившим! И с тем, что эпоха Воды завтра переберёт, наконец, последние капельки власти у Воздуха эпохи. Но это будет только завтра к закату! А сегодня — шарик на фигуры две и бутылка шампанского на лицо одно. Ну, и поехали! То есть, поплыли, конечно!!! . . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
Угу, иногда на меня что-то находит и не хочется сесть и об Оливере написать что-нибудь...

Случается это примерно раз в год, осенью обычно или ранней зимой и — когда такое случается — я предпочитаю думать, что это у меня «обострение»... Сестринской любви, например...

Так что, простите, обострение ведь надо купировать... А другого способа, кроме как писать всякую ерунду, которая в голову лезет, я не знаю, увы...

82.62 КБ


Иногда свобода — это внутреннее убеждение в том, что ты никому не обязан держать серьёзным лицо и вести себя в обществе так, как положено — по мнению общества — вести себя взрослому мужчине; мужчине, которому за 40 слегка... . . . )
anna_amargo: (имя дома)
Не могу не написать об истории, над которой сейчас вот рыдаю (Реально же смеюся до слёз и даже камеру подключила, чтоб Оливер посмотрел, как я упала лицом на столешницу и в хохоте захожусь...)

Брат, между прочим, сам ржёт, но у него смех почти истерический — он вспоминает сейчас то, что было предысторией у этой истории и осознаёт, что — по идее — ему не до смеха должно быть...

Предыстория такова: братец мой Олег Игоревич — мужчина роковой, чёрт возьми. С внешностью и внутренностями, привлекающими к себе достаточное количество людей, больных на всю голову. И у каждого из привлечённых болезнь головы проявляется по-своему, и иногда — опасно весьма выражается... . . . )
anna_amargo: (в объятиях друг друга)
Конференция в Skype. Освящающий Браки (он же Андрей Николаевич), осторожно прощупывая перспективы, вежливо обращается к Огню и Войне При Отсутствии Мира (то есть, к Филиппо Джанкарловичу) и произносит следующее: «А давайте под войну намечающуюся Израиля с Палестиной всех вот в этом кругу переженим друг с другом во имя Любви с Процветанием?!»

У Оливера, который перед вебкамерой в этот момент йогурт допивает, начинается спазматический кашель, но — между попытками откашляться и не погибнуть — он успевает сказать мне: «Уши заткни!» . . . )
anna_amargo: (великое множество)
Я заметила миллион лет назад, что — когда взглядами вдруг серебряные пересекаются — возникает эффект тот, который когда-то давно Оливер обозвал в заголовок поставленной фразой.

Это эффект узнавания и изумления лёгкого... Что-то вроде: «Как? И вы тоже тут?» И это «тоже» так радует, как радует мало что в мире подлунном...

Особенно же это радует с теми, кто вышел «из камыша». То есть, с ириранами теми, которые долго прожили в глуши и раньше «своих» не встречали, а потом пошли в магазин за бутылкой кефира и увидели вдруг, что они — не одни. Не одиноки. Не особенны вовсе. Что подобными им можно пруд запрудить. . . . )

Profile

anna_amargo: (Default)
anna_amargo

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
1617181920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios