anna_amargo: (три навсегда)
Говорят — настоящая магия. Хотя на самом деле — тупая демонстрация уверенности в собственной силе в ответ на демонстрацию силы...

Это улыбка саркастическая в ответ на вопрос: «Кошелёк или жизнь?» и кукиш под нос в ответ на нож, под подбородок подставленный. Это дыра чёрная, проглатывающая любую агрессию. Ибо — увидев улыбочку и унюхав комбинацию пальцев — нападающий — натолкнувшись на стену Суллар — вдруг говорит: «Да ладно, ты пошутил, я пошутил... Я ухожу... Я ничего такого ведь ввиду не имел... Я просто так... Ля-ля-ля...»

И дело не в том, что срабатывает, а в том — почему... Потому, как на самом деле, в этой магии больше механизма, чем ярости и желания дать кровавый отпор. . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
Ещё пару часов назад я боялась. Теперь перестала. Потому, что увидела фото, на котором писателю одному и поэму немножко раскровавили нос.

Это вторая примета. После Ferreor Ēsdet. Это Ferreor Amut... Которая звучит примерно так: «Не воюй ни с каким королём Войну на земле представляющим. Пустишь кровь королю — проиграешь войну, даже её не начав...»

Нет, оно конечно нехорошо, что у меня сейчас жутко гудит голова и в голову просятся все симптомы синусита сурового. Но факт остаётся фактом — как только эта кровь проливается война ею гасится сразу же... Так что — поживём и посмотрим... . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
На самом деле — я не знаю, почему это вот называется именем этим, ведь оно существовало всегда и не Орест открыл это... И тем более я не знаю — кто такой был тот самый Орест, именем которого... Да... Не знаю, ибо не было у меня желания семейную легенду раскапывать и копаться в семейной истории...

Но, в общем, легенда о том, что был себе на свете Орест, который не отличался человеколюбием вообще и в частности к врагам снисходительностью. Человек он был недобрый, суровый и имел свои представления о том, что правильно, что неправильно и кто должен остаться жить, а кому пора умереть. Он, вполне мог переступить через труп родного отца, и мог бы в голову выстрелить и маме и брату родному, если бы посчитал, что кровь его — его враг.

То есть, Ореста этого самого мало что ограничивало из того, что зовётся моралью, кодексом уголовным и законами общежития. . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
То есть, Разрыв-трава или Трава-Разрывай. Необходимая там, где ситуация жизненная зашла в глухой угол, в углу остановилась, да так и стоит, лбом упёршись в то место, где стенки сошлись.

И — чтобы стены раздвинуть и увидеть между ними просвет, чтобы путы порвать — нужно как раз вот и вырастить траву эту самую.

Вырастить — проще простого. Находите на ближайшем лугу участок поросший какой-нибудь ползучей пряной растительностью — тимьяном, например, или гравилатом каким-нибудь. И копаете круг. Так, чтоб в кругу остался участок, поросший травой, но чтобы ваша лопата входила глубоко во влажную землю и сделала ров, и корни перерубила, и связи оборвала между «большою землёй» и теми растениями, которые остались в кругу. . . . )
anna_amargo: (великое множество)
Ну, раз уже Фэ дёрнул тему, которую трогать не следовало и высказался о героях и женщинах их, значит сам случай велел продолжить рассказ о магии Ан Арувертас Рим. И продолжить с того места, которое называется — в моём переводе грубом: «Она и Её Место» или «Она и Её Позиция»... Ну, в общем, примерно так... Надеюсь, вы меня поняли...

Речь там только о Ней. То есть, о Женщине. И Анхмар — гулкий рупор Средневековья и человек не без юмора — в этой части книжки своей впадает в пафос ужаснейший, долго трёт, долго мусолит, хотя всю его писанину можно свести к фразе: «Если вы смотрите на женщину и думаете, что вы её видите, помните — вы можете ошибаться. Потому что — чтоб точно понять — какую вы видите женщину — нужно знать ту позицию, место то, на котором она стоит...» . . . )
anna_amargo: (великое множество)
В самой магии — не первая скрипка и даже не последний тромбон. Ну, может быть, треугольник, по которому ударяют палочкой, чтоб он отозвался «музыкой янычарской»... Но именно с этой части развёрнутого описания я начала читать в Мор Марнат про Анн Арувертас Рим.

Потому, что в детстве меня весьма занимал один дурацкий вопрос. Я никак не могла понять — листая альбомы вроде «История Скульптуры и Живописи» — как так могло человечество в лице скульпторов своих и художников разучиться вдруг рисовать и выпиливать фигуры из мрамора. Я не могла взять в толк — как можно было перспективу похерить и позабыть про пропорции. Ведь античность с её искусством — вот же она, под рукой...

И я во Внутреннюю Книжку полезла. Почитать первоисточник, ага, и посмотреть на рисунки, которые делал Анхмар на своём бесконечном предплечье. Но сразу же наткнулась на кусок, посвящённый Сувраму. То бишь, тому, что называется: «Образ»... . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Ну, в общем-то, тема на триста постов — эта самая Анн Арувертас. Но я хотя бы начну, а там посмотреть уже буду. Ибо — сошло тут на меня откровение — вот прямо вчера вечером оно на меня и сошло разом с присланной братом любимейшим фоткой, стыренной из чужого ВКонтакта. И откровение, снизойдя, мозг мой поимело на тему: «Ты же бог, ты же знаешь — как будет, так хули же ты — зная как будет — на каждом шагу тормозишь и на каждом повороте пугаешься?»

Потом — в полпервого ночи (когда в нашем микрорайоне снова вырубилось всё электричество и я — при дрожащих свечах «нурофеном» Константина поила — дабы он успокоился и не кричал от боли, тоски и ужасной досады... Да-да, Константин — по заявкам зрителей слушателей — каждый раз даёт мне концерт после того как я, его маман неразумная, разозлюсь на Любовь свою и задушить её в себе захочу. А вчера я таки разозлилась...) в полпервого, или, может быть, в час до меня, наконец — за откровением вслед — вдохновение снизошло. И я — вдохновению повинуясь — пустила свой Reem (то бишь, тело) по орбите Ann Aruvertas...

И что я в результате имею сказать? Да, я бог. Ну, или богиня, быть может... Во всяком случае тот, кто зовётся Арувертарам... . . . )
anna_amargo: (миндальное вино)
Думаю, в каждом городе «под миллион и плюс минус» есть или была или должна была бы быть такая Стена.

Это, знаете ли, когда Стена обыкновенная такая стена, но — в случае, если ты на неё смотришь взглядом рассеянным, сонным, глазами близорукими, уставшими щуриться в попытке высмотреть маршрутки номер подходящий — она может вдруг взять, да и проявиться. Показаться тебе во красе своей всей. И ты вдруг поймёшь, что это не просто стенка какая-нибудь, а очень даже Beeur Ural Tar... Волшебная Стена Сердца Твоего...

Всё волшебство которой в том заключается, что она такая — Стена — могла бы быть частью дома не только в том городе, в котором ты находишься сейчас и маршрутное такси своё ждёшь, но и — в других городах. В тех, которые знаешь ты... . . . )
anna_amargo: (мыло для анны)
Специально для Андрей Николаича. Который мне сказал только что: «Семья поступала мудро, на передовую не пуская женщин своих. И то, что Жанна, отбившаяся от стада овечка, в бой повела войска — это лишь исключение, правило подтверждающее!»

Так вот, Андрей Николаивич, учите матчасть, дорогой! И вы, поучившись, узнаете, что бедняжка мадемуазель белая овца в чёрном стаде, отличилась лишь тем, что обрезала волосы и носила мужскую причёску. А должна была — как умная девочка — на войну отправляясь — соорудить на голове на своей то самое, своеобразное, что Семейные Правила предписывали сооружать жёнам своим и девицам, вступающим в войну или в драку.

Называется то самое HeevHeet и вы, милый мой, его видеть счастье имеете каждый раз, когда изволите писать мне какое-нибудь сообщение в Skype... . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Я тут — чтоб меньше про проходящее думать — полезла опять в Рубар. И накопала ещё одну «пару зеркальную» вдогонку к Abrat Kadabrat...

Эта тоже про «отношения», но тут не призыв поскорее в объятья прийти и не отсылание прочь, тут что-то вроде обета. «Ты мой. Я твой. Это брак. Это дружба. Это вечный союз, нерушимым словом скреплённый...» Это

VEEAR TAS TAS VAEER


Раньше Тасами этими расписывались друг на друге. Или на полотне, на котором потом должны были вдвоём переспать (Нет, не обязательно так, как подумали некоторые. Но обязательно — на одной простыне и под одним покрывалом)...

Потому, что Тас — знак равных друг другу людей и символ вечный того, что из пары никто не потянет на себя одеялко пуховое. . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Вот все гадают тут, у меня во френдленте — прямо как заведённые. Ну, я что? А я тоже хочу.

Правда, ничего оригинального в голову мне не пришло. Поэтому — пройденное повторим. Помните, когда-то я Мор Марнат открывала и зачитывала первое, что там увидела.

Ищи на Местности


Теперь давайте слегка изменим условия. Вы называете мне не случайное число, а сумму цифр номера дома и номера квартиры, в которых живёте сейчас... А я вам отвечаю — словами случайными Внутренней Книжки — на вслух вами не проговорённый вопрос... Только вопросы, чур, должны быть ни о чём попало, а только про Любовь, Отношения и вашу Личную Жизнь... Ну, как, поиграем?.. До тех пор, пока играть не надоест нам...
anna_amargo: (горькое дважды)
Тот случай, когда прозвище человека стало названьем профессии. Тот случай, когда два слова, привезенных из Афганистана, стали Рубару родными. Потому, что изначально родным Рубару был человек, словами этими названный.

Человек, который — копаясь в Марнат, этим самым Рубаром напичканной — раскопал там ритуал Мес Аххием, которым мало кто пользовался, потому как многим не давали этого делать дух просвещенья и брезгливость врождённая.

Всем умникам, видите ли, противно было бы — как требует того ритуал — пить вино с мочой смешанное, и даже стоять рядом с тем, кто согласен вино это пить. А мудрый солдат — видевший и не такое и всякое употреблявший — подумал: «Почему бы и нет. Раз это кем-то написано, то может быть нужно кому-то...» . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Угу, я полезла в Марнат, чтоб убедиться, что память моя не выжила ещё из ума — как называется эта проклятая штука. Которая преследует меня уже год.

Вот с тех самых пор, как на рынке приостановочном дама одна — одетая в выцветший пуховик, огромный пуховый платок и дутые сапоги размера сорок шестого другую позвала по имени — протяжно, распевисто, из звука последнего в азбуке извлекая и краткое и и долгое долгое ааа-ааа-а-а — меня и преследует этот самый Ласпер Римот.

Занозистая штука, так или иначе, но попадавшая под кожу и в кровь всем людям страстно влюблённым. Особенно тем, которые с утра и до вечера заставляют себя о человеке любимом не думать и избегают его вспоминать. . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Вот, в Лос-Анджелесе и Сиэтле перевалило уже за пятнадцатый час первого числа января и все, упивавшиеся и объедавшиеся, гулявшие, танцевавшие, потянулись, наконец, к кроваткам своим, к диванам и комнатам ванным. Это уже, наверное, серебряные последние, которым я хочу сейчас сказать от сердца всего: Спасибо вам, дорогие! Спасибо моё огромное! Если б не вы — я — вечная нудная трезвенница — никогда бы ни в жизнь не узнала, что это такое — похмелье. Я жила бы без этого знания. О боже, да как бы жила я, если бы на сломе Старого года и Нового я не ощущала б всем телом — как вы напиваетесь, если б я не знала потом — как вы хотите рассолу, кефиру и умереть прям сейчас? Нет, это была бы не жизнь, а скукота сплошная. А так — с больной головою — я способна на многое — лишь бы только отвлечься от праздников ваших и боли. И даже — дабы слегка развеяться — способна взяться за то, за что — на здоровую б голову — я никогда б не взялась...

Вот, например, я б не рыпнулась написать про Сильвестров Кадастр, если б меня не несло сейчас на волне опьяненья чужого. Но так как меня несёт — я возьму напишу. Хотя бы вкратце. Чуть-чуть.

Итак — есть эта штука, которую брат Герберт — когда увлёкся арабскими цифрами — наваял для брата Анхмара. Потом эту самую штуку дополняли и переписывали, но основа осталась основой и — про неё и пишу...

Ибо она проста и состоит лишь в том, что нужно взять год рождения свой и сложить в нем все цифры так, чтоб получить в результате однозначный ответ.

Этот «ответ», состоящий из одной только цифры и будет тем самым «кадастром»... То есть, чем-то вроде стержня негнущегося, на который потом будут когда-нибудь нанизаны характер, темперамент, привычки и магическое мастерство... . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
То есть, конечно, для тех, кто любит работать и деньги получать за работу — самое то... А для тех — кто не любит (как я, например) — так и не подарочек вовсе... Уж извиняйте...

Но в конце года у нашей конторы — рабочее настроение. Контора работает. Пашут даже в тех её кабинетах, откуда официально все в отпуск ушли. А почему? А потому, что весь год, уже прошедший почти, всей конторой писари и подьячьи вместо работы пинали — кто мяч, а кто и не мяч. А теперь — спохватились.

И вдруг осознали, что год две тыщи четырнадцатый равняется семи. И — значит — можно начинать ещё один за славой поход и за успехом финансовым. Вооружившись формулой

TARREEON TEER S'SAMOR


Она хороша для художников и для тружеников на вольных хлебах. Для тех, кто собирается работать на себя и зарабатывать умениями, знаниями или даже тем, что раньше числилось исключительно в хобби... . . . )
anna_amargo: (великое множество)
Вот почему-то у меня déjà vécu. То бишь, есть у меня ощущение, что разговор, который у меня состоялся только что с благословенным Андрей Николаичем (ну, не всё же нам трындеть про политику), я уже разговаривала — с другим человеком, в дурацкой обстановке и в неуместную пору. А вот сейчас — повторялась.

И — чтоб не повторяться ещё раз — закончив болтать — решила записать я всё сказанное. Сиречь — если тема ещё раз всплывёт — я в собеседника ссылочку кину на эту запись в Живом Журнале своём, а сама пойду кофий пить и кушать торт «Эстерхази» (который при Андрее Николаевиче, в Skype сидящем, употреблять нежелательно, ибо он — на диете, и от вида людей, жрущих торт, его начитает подёргивать)...

Итак, о Таргам, о многослойности Имени. И о том, почему в нашем милом Семействе у всех — по куче имён, а также в ходу поговорка: «Держишь в руках лишь тогда, когда знаешь настоящее имя»...

Угу, это лишь власть и система приоритетов. И — как всякая власть — устроен Таргам очень просто. На понимании многослойности и на понимании того, что — в паспорте записанное — не всегда настоящее.

Если на примере простом, то вот: живёт себе в городе средних размеров девушка, ну, например, Вероника. И как Веронику её знает в городе, допустим, тыщи полторы человек. Это её разносортные родственники, бывшие учителя, соученики, однокурсники, коллеги по работе, друзья из далёкого детства, приятельницы с курсов кройки-шитья и инструктор по йоге. . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Год назад примерно я написала здесь про хорошую штуку, Pal Form называющуюся... А позавчера я видела то, чего пока не встречала — Pal Form Tampleeērat, то есть, набор из нескольких чисел, предписывающий человеку «рыцарский путь, сопряженный с монашеством до определённого времени — до того самого, пока он не сделает то, что судьба ему прописала, пока Иерусалим не возьмёт»... Причём, такой однозначный, что — получившему его человеку — и выкрутиться никак не возможно, и по-другому как-то прочесть тоже нельзя...

Я так изумилась, увидев диковинку, что полезла на свою голову в тело своё — почитать в Марнат про Пал Форм... Уу-ууу, дорогие сокровники и дорогие друзья, не зря в своё время Анхмар Герберту говорил: «Надо было маме твоей тебя удушить в колыбели!»... Ибо — математическая эта игрушка, изобретённая Папой — не так проста и не так безобидна, как многим казалось и как хотелось бы некоторым... . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Нужно продать ненужное что-нибудь... Особенно часто эта закономерность себя там показывает, где необходимо купить что-нибудь большое — в два этажа с гаражом и маленьким задним двориком...

Собственно, я эту формулу искала по просьбе всего лишь одного человека, но так как искала долго (потому, что — конечно же — искала совсем не там, не в той части Мор Марнат драгоценной, где она должна была быть по моему мнению) и потратила много сил — решила напрячься ещё чуть-чуть и — красиво нарисовав — показать её всем. А вдруг ещё кому-нибудь когда-нибудь пригодится она... Эта самая

ASRUAV PALAESTINA


Одна из немногих формул, в которых никто не стесняется писать букву «i» с точкой, ибо: «Зоя, убери молоток и лучше возьми латынь и попробуй латынью ударить!»... Одна из немногих формул, вошедших в Марнат после смерти папаши Анхмара, про которые точно известно — кто когда где написал её... Одна из немногих формул, трансформации не подвергавшихся, ибо: «А чё её переписывать? Она же так хороша, что с тысяча восемьсот восемьдесят третьего года ни у кого рука ещё не поднялась ни разу чего-нибудь прибавить убавить?» . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
И невозможности выспаться. Или хотя бы поспать три часа кряду. Стало меня — как когда-то, лет пятнадцать назад — на фоне большой болезни — выбрасывать вдруг из состояния полудремоты во внутреннюю мою Мор Марнат...

И если несколько дней назад в полусне полубреду я видела мужчину любимого, который цитировал мне строчку из заклинанья, то в ночь со вчера на сегодня моё подсознание пошло ещё дальше...

Часа в четыре утра меня в постели подбросило — слишком реален был тот же голос того же мужчины возлюбленного... Голос сказал то, что десять столетий назад Ангмар написал братцу Герберту... Голос сказал мне в ухо: «А я тебе говорю — когда братец Мальчик наш милый разницу понял между той женщиной, которая хочет любить, и той женщиной, которая может себе это позволить — было уже слишком поздно... Брат Алоис уже удавился...» . . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
Я уже написала про то, как весело жить в паре Воде и Огню... Потом я написала про то, как можно выжить, волею судею оказавшись в союзе Воздуха и Воды... Сейчас распирает меня ощущение, что настала пора мне написать ещё что-нибудь эдакое...

Ощущение родилось в тот момент, когда я — назад тому пару часов — стояла, склонившись над ванной, и голову мыла. Оно не могло не родиться. Ибо ничто так не способствует рождению ощущений, как внезапно сорвавшийся кран и фонтан горячей воды, хлестнувший на голую спину.

«Вот оно!» - Подумала я. - «Вот она — суть Воды! Бежит себе, бежит, не трогает никого, даже делает хорошее дело — грязь смывая с волос. А потом — стоит доброму дяде в котельной в трубы дать чуть-чуть больший напор — Вода срывает резьбу металла уставшего и резину чёрной прокладки рвёт на кусочки мелкие. И Земля имеет потоп. С которым сама по себе справиться не умеет. И Земля начинает тонуть.

Но — пока у Воды остаётся хоть капля терпения и пол-капли здравого смысла — пока Вода, взяв себя в руки, не впадая в гнев и истерику, способна — с помощью плоскогубцев, презерватива и богатого русского мата — временно кран починить — у Земли остаётся шанс. На то, чтоб не только выжить, но и даже упрочить связь с придурковатой Водой...»

Да, ремонтируя кран, я именно так и думала. А потом моя мысль разливалась всё дальше и дальше и я стала переносить вечерний сей инцидент на полигоны широкие. Например, на мои отношения с братом моим. Или с дочерью. Итак...

ACVA + TERRA


Я помню, Анхмар (Да будь он однажды утром благословен ударом по буйной головушке подарочным экземпляром издания собственной Книги, которая на глазах распухает от того, что мы в неё пишем и в которой — чтоб что-то найти — нам нужно долго копаться!) утверждал по этому поводу что-то, что мне казалось всегда истиной несколько спорной... . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Это меня сейчас понесёт, товарищи и друзья мои. Потому что у меня бессонница, бесстыдница и бешенство, навеянное высказыванием чужим, которое я случайно — прям как болячку какую-то — подцепила на одном глупом сайте...

Высказывание сводилось к тому, что: «Мужчины — не просто вечные мальчики, а очень глупые мальчики, сходят с ума по женским ножкам и по бюсту шестого размера. И в том, чтоб уметь этим пользоваться — настоящая женская власть...»

И ладно бы я посмеялась над глупостью и мимо пошла. Но я же особа тоже не умная особо. И — как все глупые девушки — я люблю долго и нудно обсасывать, прижав язык в нёбу, всякие примитивные мысли...

И приходить к выводу, что Власть таки есть. Но она — не в ногах, обутых в туфли на шпильках, и не упакована в лифчик. И она — не у женщин. Точнее — не только у них. Эта Власть — как вымпел переходящий — из рук в руки ходит. Из пальцев в пальцы — по ладоням соединённым; по крови, согревающей кровь. . . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
Наверное, стоит продолжать об этом писать — раз уже я, встрявши случайно, писать начала почему-то...

И хотя (О, боже, как же меня подмывало!) правильней было бы (Раз уж начинала я с Филиппо и Кристиана...) продолжать парой прекрасной— Франческо и Сандро — я всё ж не решусь... Потому как мне мозг мой дороже, чем правильность самая правая, а тут уж — я знаю точно — голову мне проедят упомянутые. Причём — с двух сторон обязательно. А так как голова у меня осталась одна и мне ею ещё пользоваться надо, я продолжу не ними...

Я продолжать буду тем, что под руку мне сейчас подвернулось. С себя я начну. И с того — первого в жизни моей — Воздуха настоящего, который был у меня... И вот:

AĒR + ACVA


И — для затравки — я припомнить могу ту перебранку, которую Анхмар в Мор Марнат своей, внутрь уходящей, процитировал по свежим следам... . . . )
anna_amargo: (в объятиях друг друга)
Угу, страшно занятная тема. Но я бы никогда не взялась за неё, если бы у меня бессонницы не было. И если бы я, заснуть сейчас не способная, не встала бы из-под простыней и не села б к столу компьютерному, и не включила б компьютер с автоматически оживающим Скайпом. И если бы не было в Скайпе того единственного живого окошка, которое зелёным светом горело и за которым сидел Филиппо...

Встретились. Поговорили. О том и о сём. О молодых и рьяных. О новой работе Пипа. Об Оливере (конечно, скоте, которому дозвониться нельзя тогда, когда это нужно). И о чём-то ещё. Вспомнили и о том, что две недели назад Филиппо исполнилось сорок.

«Ну, и как тебе ощущение от разменянного очередного десятка?» Пожимает плечами: «Нормально...» Потом на секунду задумывается, говорит: «Вот только подарок от Бобо...» «Что с подарком не так?» «Сейчас я тебе покажу...» Привстаёт на секунду, тянется вверх и вправо, достаёт откуда-то что-то и демонстрирует в камеру... Я — поняв что к чему — начинаю тихонечко ржать: «Ну, что ж, милый Дрыщик, это тебя настигло и теперь тебе не отвертеться уже... Теперь у тебя всё есть — и больше свободного времени, и бумага хорошая, и перья, и кисти, и чернила, и тушь и даже шикарный учебник господина Дэ.Тэ.Эймса... Дерзай!»

Пиппо, конечно, надулся. Пробурчал что-то вроде: «Да чтоб вас! И тебя! И Кристиана!» А потом добавил: «Да что с вас взять... Вы — Вода!»

И после этой фразы его, преисполненной тоски и смирения, меня вдруг осенило: «Я могу написать об этом! О Стихий взаимодействии. И о том, как — разбившись на пары — они друг друга изводят и выводят за границы, за рамки...» Ну, а начать с этого мне сам случай велел...

EEHNEES + ACVA


И, само собой разумеется, начну я с того, что выпишу из Мор Марнат то, с чего Анхмар начинал, когда ему припекло (подозреваю, тоже по случаю) по той же теме пройтись... . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
За многие годы-столетия, прошедшие со дня знакомства любопытного человечества, всё яркое обожающего — пурпурное, бирюзовое и индиго-чтоб-вырвало-глаз, с природным красителем — синькой, у Святого Семейства накопилась на семь горстей формул всяких магических, основанных на действии синего цвета и Синего Метиленового...

Почти все эти формулы привязаны к очищению организма и заживлению ран. Но почему-то — чистят не от болезней, а от боли душевной и лечат они, в основном, сердечную тоску и пробоины, сделанные в грудной клетке стрелами слепого Амура... То есть — сядешь полистать на досуге Внутреннюю Книжку свою, доберёшься до раздела «о синьке» и сразу же призадумаешься о истинных масштабах Febbre Amore...

А если потом — обчитавшись до тошноты рецептов вроде: «Возьмите пол-чаши пиоктаннина, разведите в стеклянной посудине с половиной ведра холодной воды, сядьте в воду, выпускайте любовь из себя...» — пойти в галерею художественную и полюбоваться на творчество некоторых живописцев безумных, то заболеть может даже в тех странных местах, в которых пока не болело...

Daniel Barkley 0


Хотя, может быть, художник, рисующий прекрасных людей, залитых с макушки до пят синим цветом (цветом безусловной любви и цветом зависимости и ограниченья свободы) не так уж не прав относительно нашей Семьи и нашего Семейного Цирка... Мы, действительно, все любим синий. Ибо он хорошо сочетается и с джином и с серебром... . . . )
anna_amargo: (книжка луиджи верди)
Анхмар, расковыривая собственную рану, утверждал, что тело человеческое — набор драгоценных камней (и был, судя по всему, не так уж не прав, раз любой побывавший у Смерти на ладони может предъявить россыпь рубинов в крови и изумрудов — в желчном пузыре и печёнке)...

Но Герберт с другом Анхмаром не во всём соглашался. Он спорил страстно о том, что глаза — ничем нельзя заменить и что они — природы другой. Он верил почему-то, что — если тело нам выдается землёю и творится из праха — то глаза мы получаем прямо от Боженьки. Буквально — из рук Его в подготовленные углубления в черепе. И что то, что из глаз вытекает — это Сила Животворящая. Это — Живая Вода... И — как аргумент — доставал из кошеля, расшитого золотом, яблочные семена и спрашивал: «Что вырастет, если я брошу в землю вот это и полью из кувшина? А что вырастет из земли, если в неё кровь прольется? Уж точно не рубиновый столп...» . . . )

Profile

anna_amargo: (Default)
anna_amargo

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
1617181920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 12:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios