anna_amargo: (плоды горечи)
Ещё пару часов назад я боялась. Теперь перестала. Потому, что увидела фото, на котором писателю одному и поэму немножко раскровавили нос.

Это вторая примета. После Ferreor Ēsdet. Это Ferreor Amut... Которая звучит примерно так: «Не воюй ни с каким королём Войну на земле представляющим. Пустишь кровь королю — проиграешь войну, даже её не начав...»

Нет, оно конечно нехорошо, что у меня сейчас жутко гудит голова и в голову просятся все симптомы синусита сурового. Но факт остаётся фактом — как только эта кровь проливается война ею гасится сразу же... Так что — поживём и посмотрим... . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
На самом деле — я не знаю, почему это вот называется именем этим, ведь оно существовало всегда и не Орест открыл это... И тем более я не знаю — кто такой был тот самый Орест, именем которого... Да... Не знаю, ибо не было у меня желания семейную легенду раскапывать и копаться в семейной истории...

Но, в общем, легенда о том, что был себе на свете Орест, который не отличался человеколюбием вообще и в частности к врагам снисходительностью. Человек он был недобрый, суровый и имел свои представления о том, что правильно, что неправильно и кто должен остаться жить, а кому пора умереть. Он, вполне мог переступить через труп родного отца, и мог бы в голову выстрелить и маме и брату родному, если бы посчитал, что кровь его — его враг.

То есть, Ореста этого самого мало что ограничивало из того, что зовётся моралью, кодексом уголовным и законами общежития. . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Когда-то Медико мне сказала: «С такой гордыней, как у тебя, женщине жить очень трудно, но хоронить её — вовсе убийственно. Пока её закопаешь — сама с ней рядом поляжешь!»

На самом деле Медея Шенгелия, мама К.К. незабвенного, смотрела лишь по поверхности... Скользила, но не окуналась. Ибо — если бы окунулась хотя бы на пару секунд — она бы, конечно, увидела, что гордыня моя совершенно не доставляет мне неудобств и не причиняет стеснения.

Наоборот. Гордыня моя всегда выручает меня и под локоть поддерживает. Не было бы её у меня — я бы, к примеру, считала, что мужчины, с которыми пути мои разошлись на перекрёстках Хабрастамар — ушли от меня потому, что нашли себе кого-то получше. Кого-то, с кем беседовать интересней под свежезаваренный кофе и с кем веселей резвиться под одеялом, воплощая Кама-Сутру от страницы семнадцатой по страницу двадцать шестую... Кого-то, кто красивее, умней, кто умеет готовить лучше, больше и разнообразней, и кто может сходу ответить на вопрос: «Сколько будет восемью шесть?» Я бы маялась... Грызла себя... Села бы на диету, записалась бы на курсы какие-нибудь, купила бы книжку себе: «Сто способов мужчину завлечь и женить его на себе»... . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
Да, я таки выскажусь. И, нет, меня нифига не радует сейчас «семейная примета военная». Та самая, в которой говорится: «На чьей стороне будет первая наша потеря — та сторона и выиграет»...

Во-первых, потому, что — чья бы сторона не одержала победу в гражданской войне — мы всё равно проиграли, потеряв своего Сав Сахирдоара. . . . )
anna_amargo: (магнум миндаль)
Ещё и подробности стали выясняться. Подробности того, почему мне (и не только мне, как я понимаю) было так плохо, что хотелось скорее помереть уж, отмучившись, чем мучиться-мучиться дальше...

Оказывается — несколько дней Брачный Базальт был в руках не у владельца законного своего, а у вот той вот троицы отпетой, которую я расстрелять-таки собираюсь.

А почему, оно, Брачное Агентство Семейное, было не там, где должно быть, а там, где быть не должно? А потому, что Андрей Николаевич, хозяин как бы земли сей, поставил её на кон в покер. И проиграл. Восемнадцатого. А отыграл лишь вчера.

Да, я отстала от жизни. Я вообще не в курсе была, что Андрей Николаич в покер играет (Ну, правда, ну, какой, братцы, покер, если у Андрей Николаича лицо — рекламный щит для всех без исключения внутренних процессов эмоциональных, физических, и для каждой мысли новой, неожиданной — tabula rasa лицо...). . . . )
anna_amargo: (магнум миндаль)
Нет, я, конечно, сначала умерла. Но теперь — воскреснув и оклемавшись слегка — готова убивать уже, да. И теперь мой личный список кандидатов на расстрел начинается не с К.Р., короля, мать его, Смерти. И даже не с Марко Б-елло, бедняжки.

Теперь первые три места в переписи полудурков у меня занимают Юдич Валерий, Сава Антонио и Александр Сент-По. Короли По Разогреву Чувства Любовного. Они же Кор Сатривэл Ал Капил.

Нет, я понимаю, ребята — вы — за своего! Но, чёрт возьми, я вашего моего и без вас безумно люблю. Мне греть моё чувство не надо. . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
В комнате холодно жутко. Разве что пар не идёт изо рта, когда я в бешенстве пытаюсь у одного из «контактов» Скайпа своего объяснение стребовать — почему в Иерусалиме всё ещё снег лежит, а в Запорожье температура — хоть уже качнулась в пользу ноля — но не позволяет по прежнему снять в помещении валенки, шапку-ушанку и старый стёганый ватник...

А когда разговор я заканчиваю, ответа так и не добившись, оказывается, что «контакт» этот самый меня и не слушал совсем. На кнопочку где-то там жал и фотографировал меня, замерзающую... Чтоб прислать мне потом всё, кнопкой отжатое, на Яндекс в письме с пометкой издевательской: «А в Риме +15! Завидуешь?!»

Завидую, конечно. И ещё вот что сказать хочу. У меня «контактов» этих самых в Скайпе 135 человек. И не все они мои. Ибо раньше Скайп у нас был с мужем один на двоих и он «контактил» в него каких-то своих друзей, коллег да приятелей.

Теперь, когда в доме у нас появился, наконец, компьютер второй — Скайпы мы разделили. И я хочу понять — где люди мои, а где — не совсем. Чтобы тех, кто не совсем, мужу отдать.

Поэтому, девушки, которые гадать ко мне приходили и имена которых, в Скайпе означенные, никак не привязаны в голове моей к никам в ЖЖ или к лицам хотя бы — маякните, пожалуйста... На случай, если я ещё вам буду нужна когда-нибудь как-нибудь... . . . )
anna_amargo: (в объятиях друг друга)
Сначала они долго ждут, пока ты с них снимешь подгузник, а потом прицельно пускают высокую весёлую струю. Стараясь при этом попасть тебе на руки, или на телефон, оставленный на кровати очень непредусмотрительно. В крайнем случае сойдёт и собачка, которая не трогала никого, а просто бежала мимо. В этом — коварство младенцев!

Но — когда мальчики вырастают, они остаются всё теми же. И — хоть мозгов прибавляется вроде бы — игры у них не меняются. И коварство остаётся всё тоже... И всё так же они — играя в мальчиковые игры — метят в самую суть... . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Сутки прошли. И, те, которые проспались уже после буйного веселия «Ромы» на Рождественской вечеринке в il Macro, начинают в блоги свои фоточки постить.

А те, кто спать не ложился — начинают портить мне утро. Нет, я понимаю, зима, настроение так себе, и тут ещё я вчера — в разговоре с человеком, на которого Насилие виды имеет — случайно открыла Франко глаза, на то, что образ светлый его очень легко подделать — если знать — как и куда в тень пристроиться. Я всё понимаю...

Но! У меня тут тоже зима. Я тоже не выспалась! Я тоже не в духе. И я могу — за фразу: «Fatti i cazzi tuoi!» — запросто врезать по морде. И то, что я тут, а морда обретается в Риме — мне не помешает ни разу. Ведь — как добрый Корвэ, в тело любое вхожий, я — при большом желании — могу дать в морду телу любому этого же тела рукой...

Так что... «Non rompermi il cazzo! Vai a farti fottere! И будь тем уж доволен, что — вместе с подаренными тебе швейцарскими часами в белой коробочке, перевязанной ленточкой красною — ты смог урвать себе время то, которое так нужно тебе...»

Потому, что — и это меня и бесит как раз — да, я немного завидую. Тем, у кого есть время. Ибо у меня — две недели всего лишь. И я подозреваю, что — каждую ночь из четырнадцати — сны мои будут становиться всё откровенней и всё грустней и печальней...

Сегодня мне приснился любимый мужчина. Я с ним во сне целовалась, а потом он мне задал два странных вопроса. . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
Лет сто так назад, когда всем нам, поселянам, раздали буквари, и наступила на нашей планете всеобщая грамотность, слова потеряли свой вес. Запас поистрепался. Из прорех посыпалась магия...

Если в пятнадцатом веке человек обыкновенный старался свой базар фильтровать, scusate, контролировать то, что с губ своих отпускает. Придерживал язык. Семь раз думал, прежде чем один раз взять да и вслух выразительно вякнуть. И — когда клялся — то мог даже Библию под рукой не держать, ибо понимал — связанные в клятву словеса — есть неотменимый закон. И — когда кричал лозунг — отчёт себе отдавал, что всё выкрикнутое будет записано где-то там, на небесных скрижалях. То сейчас — просто болтает этот самый человек.

Иногда — не совсем понимая, что именно он говорит. Иногда — не осознавая вполне, что сказанное фиксируется и становится правилом, по которому ему потом жить. . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Предыстория (для тех, кто не в курсе): раньше мой брат жил в Украине, но уже больше 10 лет брат мой живёт в Италии. У брата есть сын, болеющий гемофилией. Здесь врачи говорили: «Он безнадёжен», там мальчику подобрали такую схему лечения, что заболевания своего он не замечает почти — даже занимается спортом (и не шахматами, между прочим, а контактными единоборствами)...

Ну, а теперь история. Не о брате моём. А о том, как мой брат — отправившись с сыном на очередной плановый осмотр в Свою Любимую Клинику — познакомился там с женщиной из России. Назовём её Аллой.

У Аллы тоже есть сын (пусть будет Ваня) — лет на пять младше Володи, племянника моего. У Вани — тот же диагноз. Положение — почти что плачевное. От кровоизлияний распухли колени, мальчик почти не ходит, очень слабый и ему очень больно.

Но это всё — тоже затравка. Отрава же в той истории, которую Алла Оливеру вчера рассказала. Истории о том, как мама с сыном в Италии вдруг оказались. . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Встречаю человека, употребляющего при письме слово «ибо» как родственную душу вот прямо-таки... А ежели он ещё и не стесняется пользоваться время от времени словом прекрасным «ежели» — так вообще — родной человек...

А Оливер говорит — это стигмы, кровоточащий раны, по которым друг друга узнают несчастные жертвы, внеклассным чтением искалеченные... «Жалуйся!» - Говорит. - «Достоевскому...» - Говорит. - «И Соловьеву тоже...»

Но, собственно, если бы я и пошла на кого-нибудь жаловаться (Фёдору Михайловичу, например, или даже Владимиру Сергеевичу, может быть) я бы жаловалась на тех людей, которые — в спорном пылу, ну, или в пыли от спора — вдруг начинают тыкать меня мордой в мою ошибку... . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
У меня семь тысяч причин Карру Анну обожать. И — лишь одна — ненавидеть... Но и этой одной причиной я почему-то не пользуюсь... Хотя — я могла бы... Хотя иногда было бы даже полезно мою прародительницу, супругу Анхмара поненавидеть слегка...

За Карра Аррам. За эти проклятые карточки. И за то, что несколько дней подряд и — так же — сегодня — я — запуская руку в мешочек бархатный винного цвета и вопрос задавая: «Кто я сейчас для мужчины любимого?» — вытаскиваю снова и снова №49...

«Родительский Дом»... То есть, «То, что принадлежит ему, но чем он распоряжаться не может так, как хотел бы и мог бы, если бы это была жилплощадь его»...

Да она издевается! И я нутром ощущаю — как ей при этом весело. Я ведь всегда подозревала, нет, я всегда точно знала, что она когда-то нас начала именно для того, чтоб мы — повытаскивав из крови своей её чудесные карточки — сели однажды гадать себе и от тоски зарыдали...

Не потому, что — гадая — узнали б всю правду. А потому, что ответы в раскладах были бы слишком уж похожи на ту правду, которую мы услышать хотели бы и которой мы бы боялись...
anna_amargo: (магнум миндаль)
Если вам плохо — не ругайтесь на солнце и на его затмение, на ветер, на перемены погоды, на бури магнитные, на загрязнённый воздух, на недостаток сна и витамина Дэ. Ругайтесь лучше на Марко. Марко во всём виноват!

С вечера четверга расплющивает и полощет всех тех, кого в эту осень должно было вкатить на волне нежности, на мёде и молоке. А почему? А только лишь потому, что там, где ворота должен был ударом одним распечатать благословенный король Любви Зарождающейся, встрял король Изнасилований. . . . )
anna_amargo: (магнум миндаль)
Во вторник с месячным сыном ходили в Поликлинику Детскую. В Поликлинике его взвесили и устроили истерику страшную на тему: «Он с рождения не набрал веса ни грамма, а даже потерял 30 грамм!» Мне предлагали с Константином в Больницу укладываться... Врач при этом пугала диагнозам: «ВУИ возможно!». А медсестра говорила: «Вы потеряете ребёнка. Он у вас просто умрёт!»

В Больницу мы не легли (Я помню эту Больницу — если бы не свекровь, добившаяся через коллег своих для нас перевода в отдельный комфортабельный бокс во Второй Инфекционной — так бы мы и лежали со старшей дочерью три года назад с ларингитом — в общей палате с другими больными детьми, у одного из которых была инфекция кишечная и гепатит под вопросом… Рисковать так с младшим ребёнком я уже не захочу, конечно же, если не буду уверена, что без Больницы не обойтись ну никак!)...

В общем, в панике (Стадия последняя которой у меня выражается чаще всего спокойствием и натянутой на рот полуулыбкой резиновой...) вернулись домой. Стали дома докармливать Константина тем, что доктор ему прописал... Я на свой страх и риск стала есть больше того, чего есть мне не следует в принципе... Сын стал вес набирать. . . . )
anna_amargo: (магнум миндаль)
Среди сонма серебряных недосвятых (Тех самых, которые почти что святы уже, ибо не пьют алкоголя, не занимаются сексом и не пользуются Интернетом... Тех самых, которые стоят на пороге Рая почти, но пока ещё не могут считаться святыми по-настоящему... Тех, которых не причислили к лику пока, ибо не научились они двум вещам, для канонизации нужным: какать бабочками и о том помалкивать, о чём их никто не спрашивал...) есть те, которые любят — словами своими — мне передавать речи тех, с кем говорить нет смысла...

Это как в той детской игре, где нужно догнать и осалить, и поскорей убегать — пока тебе не вернули твоё прикосновение сальное... Сковородой по затылку... До звона в ушах, до икоты...

Ну, потому как за фразу: «Ορα κορβέρ ορα κορβᾶν» можно лишь по голове отходить. Томиком философии или кухонной утварью. Но — с размаху и от души... . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
Вот чем хороша бессонница?.. Тем, что мозг, (оставшийся сверхурочно работать во вторую смену и в третью, и даже вполне работоспособный ещё) продолжая трудиться, не производит уже ничего полезного или путного хотя бы, но зато усердно биться начинает над теми вопросами, которые ему из подвалов своих тёмных подкидывает подсознание, спать вообще не привыкшее...

Вот сейчас, например, мы с Андрэо вспомнили о том самом пресловутом «Деле Пономарей»... Вспомнили, обсудили, переключились на тему другую... Но мозг недоспавший — за языком неуспевающий — переключиться не смог, увы... . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
Есть такая у меня примета: «Если я легла спать в начало первого, проспала минут пятьдесят, проснулась в час ночи и всю ночь просидела перед компьютером, а в восемь утра решила пойти и попытаться доспать всё, ночью недоспанное, то — лучше не надо... Потому, что — как только я приму удобную позу под одеялом, согреюсь, расслаблюсь и начну впадать в дрёму — всенепременно зазвонит телефон. И — или Оливер, или Франческо — скажет: А ну-ка в Skype проявись, у меня тут есть разговор!»

Не, я верю, конечно, что они не нарочно. И вполне соглашаюсь с тем, что разговор со мной может быть срочный и даже по важному делу. Но — я знаю, я знаю — они оба это нарочно! Дожидаются, когда я усну после бессонницы, а потом поднимают. Потому, что я — спать мечтающая — становлюсь очень покладистая и со мной обо всём можно договориться раз в десять быстрее, чем когда я не сонная. Ведь я согласна согласиться на всё, лишь бы поскорее отделаться и поскорее улечься обратно в свою постель. . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Город, и без того, не отличающийся нежным вниманием к внутренностям своим и к ближним пригородам. И добротой своих жителей тоже не отличающийся (ни к тем же ближним, ни к дальним, ни к среде окружающей, ни даже к самим себе)... Город по вечерам пятниц становящийся просто напросто страшным...

Вчера выбрались с мужем пройтись по проспекту Ленина — от универмага «Украина» до концертного зала имени Глинки. Собирались съесть по мороженому, по торту, выпить кока-колы и просто устать от ходьбы, чтоб — вернувшись домой — упасть в постель и уснуть... И забыть обо всём, обо всех, и, наконец, забыться... . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Но в куда как больший ступор, чем советы «забыть поскорее и дожидаться нового счастья», у меня вызывает вопрос один, который мне вчера вечером бросили, мимо проходя, уже в который неожиданный раз... Наверное, в восемьдесят восьмой... А, может, и в сотый уже...

Да, вот так вот зашёл на ночь глядя милый М.Б. в Скайп на пару минут и вот так вот снова спросил: «А не в лом ли тебе, Сана, писать о любви к человеку, который этих признаний а) не видит, бэ) не ожидает, и которому они вэ-гэ-дэ) не нужны совершенно?» . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Это похоже на разряд электрический короткий, ударяющий в затылок. Или на вот то ощущение онемения, когда, задумавшись, некто отсидел половину тела себе, а потом резко пробует на ноги встать. Хотя, по сути, это обыкновенное офигивание. Не раздражение, не злость, не короткие вспышки бешенства. Не обида даже. А именно недоумение...

То есть, я просто не понимаю, как у людей (даже достаточно близких) поворачиваются языки. И как с ворочающихся их языков сползают мне в уши предложения: «Попытаться отстранить от себя это желание и сосредоточиться – если не на поисках нового, то — на его ожидании. На, так сказать, предвкушении сладком большого и тихого счастья...» . . . )
anna_amargo: (магнум миндаль)
Если бы раз... То есть, если бы моя дочь видела меня такой, какая я есть на самом деле, а не — глазами влюблёнными, то рисунки её, маму изображающие, были бы, наверное, все серо-коричневыми, грустными и по-ноябрьски унылыми...

Но у дочери дар — она превращать умеет то, на что смотрит, в то, что хочет увидеть... Поэтому, я у Антонины — коронованная кокетка, с маникюром кровавым, в золоте, в жемчугах и в огромных рубинах.

Я — для собственного пятилетнего чада — «маленькая женщина» (подозреваю, что именно эти слова дитя моё у кого-то «сняло», как, впрочем, и многое другое, но именно они отражают её отношенье ко мне)... Я — для неё — та, которую нужно по улице непременно за руку водить, дабы не потерять ненароком. Я — для Тони — на троне, я — для Тони — в короне, но я — лишь регентша при Будущем, которое — это сама Антонина и те, кто за нею идёт уже, шаг чеканя под гул унисонный сердец... . . . )
anna_amargo: (имя дома)
Ко мне несколько дней подряд приходили люди. Приходили и спрашивали меня о том, не дурак ли Андрей Николаевич? Ой, то есть, простите, спрашивали не об этом, конечно, а о том: «С какой целью запускалась волна?.. Разрушить отношения — это же только начало, но чего в результате от этого ждать тем, кто под нее попал?»

Меня спрашивали, а я почему-то чувствовала себя мамочкой двоечника и мелкого хулигана. И мне оставалась на все вопросы лишь разводить руками и говорить удручённо: «Ну, я вас понимаю вполне, товарищи пострадавшие, но я от оболтуса этого сама ж регулярно страдаю!..» От него и от его царства, наградившего его титулом

Лов Фоввермарик. Он же Освящающий Браки.

Хотя, на самом деле это царство — не совсем царство. Это то, что называется сибратил, а не эндреорат... Это — территория. Это примерно то же, что Вера. Это то, что черпает Силу свою из человеков, в мире когда-либо живших и живущих сейчас, из того, во что они верят. . . . )
anna_amargo: (горькое дважды)
Ну, наверное, стоит уже — для истории и для памяти моей продырявленной — оставить заметку о том «Как Это Было»... Потому, что — спустя год, может быть, и не вспомню уже. А спустя пару лет, не дай бог, так и вообще стану считать, что Андрей Николаевич пинка под зад не заслуживает. А заслуживает, наоборот, похвалы и признанья народного.

Нет, какая-то часть народу нашего, несомненно, ему благодарна. Я сама таких видела. Своими глазами. Но — точно не я. Я точно не благодарна ему, к сожалению... Ибо у меня колдовство Андрей Николаича не сработало так, как ему бы хотелось, а сработало так, что лучше б совсем не срабатывало бы, а сразу меня бы убило...

Значится так... Андрей Николаевич, в Семействе Святом должность имеющий Освящающего Браки, однажды пообедать пошел с Кристианом Робертовичем, королём Рабов и Зависимых. Обедали они. Разговаривали. И до того договорились, что решили, что есть в Семье люди которым необходимо от страсти навязчивой избавиться. Хотя бы на время. Выдохнуть. Передохнуть. . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Люблю Семейство. Когда оно молчит. Но, к сожалению — из семи тысяч семисот четырнадцати нитей, привязанных к моим рукам сегодня утром — безмолвствующих нет ни одной... Кто шепчет, кто смеётся, кто вслух читает одну и ту же суру «Корова» уже раз в сорок пятый (Чувак, я понимаю, ты учишь наизусть священный текст, но сделай перерыв на пять минут — на чай с рахат-лукумом!)...

И, да, ещё такие есть, которые мне в голову приходят напрямую — не через пальцы, не через крови связь, а письмами на Yandex и телефонным звонками в девять тридцать... Вот эти — начало самое в расстрельном списке моей Тишины.

Во-первых, я расстреляю тех двоих, которые мне ночью написали: «Ну, ежели Любовь ты отпустила, то хули же сидеть и плакать целый день?!» . . . )

Profile

anna_amargo: (Default)
anna_amargo

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
1617181920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 12:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios