anna_amargo: (одинокое дерево)
В общем, да, стихотворение очередное. Начавшееся с того, что брат мой дорогой услышал случайно — как сыну, дорогому не менее, я говорю: «Что? Проголодался, змеёныш?» И хотя брат таки понял, что «змеёнышем» я сына зову только потому, что в год Змеи он родился, но — не удержался и пошутил на тему того, что «змеёныш от змеи падает так же недалеко, как и от яблони яблочко»...

И добавил, что не зря и Sana, имя моё, и название царства Змеиного начинаются с буквы одной... Ну, а когда он добавил — я вспомнила, что у меня в папке с фото любимыми уже давно лежит фотография одна. А — стоило вспомнить — как слова полились, повалили... И — вот... Имею теперь новый стих...

451.41 КБ

*    *    *    *    *
Змея моя женщина.
 
Когда я выхожу из воды и ложусь на неё всем телом своим 
влажным, холодным — нагретая солнцем она,
спавшая на камне горячем,
проваливается в крошку ракушек, в серый песок
просачивается
в просоленный пляж.
И подо мной — пустота,
вес мой удерживающая не животом, не руками, а
выдохом только:

- Нет, не сейчас, подожди... . . . )
anna_amargo: (внутри сердца)
«Сестра моя, ты хоть представляешь — как повезло нам, злым серебряным злыдням?» «Это в чём нам повезло?» «Нам, сестра, не тебе...» «О-кей, в чём вам повезло?» «В том, что у нас у всех есть человек, нам дающий основное необходимое — Опыт Безусловной Любви...» «Ээ-эээ-э... Это ты к чему?» «Это я к тому, что на свете миллионы людей, которым этого опыта не просто не хватает, у которых его вообще нет... Миллионы людей живут с осознаньем того, что их любят только при каких-то условиях... А у нас у всех — ты. Которая просто нас любит. Всех, даже Аннушку Герман...» «Ну, это конечно мысль, но — не все поголовно знают о моём существовании, а те, которые знают, считают иногда, что я не для безусловной любви, а для забирания боли...» «Вот ты дура. Дело не в том — знают ли, и не в том, что они себе думают, а в том, что ты любишь. Иногда для конкретного человека — чтоб не шагнуть с крыши — смутного ощущения, что его кто-то где-то любит почему-то — больше, чем предостаточно...» . . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
У меня уже несколько дней ощущение, что я играю в детскую игру «Морской Бой»... Причём, ощущение такое у меня всего несколько дней, а играю я уже лет двадцать, наверное...

Я знаю — что я хочу выиграть. И я знаю — что именно я выиграть хочу. Но — я бью не целясь. Я хочу результат, но я не знаю — куда надо бить, чтобы его достигнуть. Поэтому я луплю наугад: «Бэ 6», «Бэ 7», «Вэ 4»...

Ведь обтекаемое: «Желаю счастья в личной, а также семейной жизни» — это всего лишь вода. А корабли — двигаются и на месте стоят недолго. И надо поджечь всё море, чтоб победить вчистую... А так... «Гэ 3» «Ранен!» «Дэ 3» «Почти что убит трёхпалубник!»... . . . )
anna_amargo: (плоды горечи)
Кто у нас тут паранойей не обзавёлся пока? Вы? Ох, батенька, непорядок! Давно уж пора приобресть и пользоваться ею каждый день, холя ея и лелея, и по вечерам заряжая аккумуляторы вечные от страхов товарища Несты...

Ну, в общем, надо так надо. Готовьтесь, папаня, я сейчас буду давать тут вам поводы для паранойи.

Поводов много. Они давно назревали. И на них мне указывали родственники и друзья, и даже намекали мне здесь, в комментариях к моим недавним постам, френды мои добрые. . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Иногда до такой степени, что мне начинает казаться — я слышу эту самую речь, раскрашенную, цветистую, пронизанную нитями золотыми эпитетов и изощрённых ругательств...

Слышу голос, медленно, в нос, выговаривающий — нет, не слова, вырубленные из Рубара Забира, а ту смесь латыни и старонормандской разновидности ойля, ту медленность вязкую, которая похожа на кашу, сваренную из зёрен пшеницы (уже не прорастёт никогда, но даст пищу на день сегодняшний, на завтрашний день и поможет дотянуть до весны). . . . )
anna_amargo: (миндальное вино)
Думаю, в каждом городе «под миллион и плюс минус» есть или была или должна была бы быть такая Стена.

Это, знаете ли, когда Стена обыкновенная такая стена, но — в случае, если ты на неё смотришь взглядом рассеянным, сонным, глазами близорукими, уставшими щуриться в попытке высмотреть маршрутки номер подходящий — она может вдруг взять, да и проявиться. Показаться тебе во красе своей всей. И ты вдруг поймёшь, что это не просто стенка какая-нибудь, а очень даже Beeur Ural Tar... Волшебная Стена Сердца Твоего...

Всё волшебство которой в том заключается, что она такая — Стена — могла бы быть частью дома не только в том городе, в котором ты находишься сейчас и маршрутное такси своё ждёшь, но и — в других городах. В тех, которые знаешь ты... . . . )
anna_amargo: (смотрю и вижу)
Я тут обычно — если картины показываю, то — не самые милые глазу. Кровь, кишки, содомия... Изобразительные извращения прочие...

Но сейчас у меня — соответственно настроению — будет сплошное ми-ми-ми. И всяческая красота и красивость. С колоритом национальным, опять же...

Дерев'янко Наталія (0)


Художница - из Запорожья. Ровесница моя. И жила в Италии, кажется. В общем — рисуются параллели. И главная из них — в ощущении всесилия странном. Вот, честное слово, смотрела сегодня утром в зеркало на себя и думала: «Сана, любовь моя, ты всё сможешь... Ты никуда не денешься...» И почти то же самое думаю, когда на эти картины гляжу... Так что — пусть будет ми-ми-ми навсегда! . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
На остановке маршрутки стоит. И все, кто стоит с нею рядом — делают вид, что она — невидимка. Все стараются отвернуться. Посматривают искоса и делают вид, что её слёз не видят.

И вот прямо на лицах написано — какие у них мысли: «Муж бросил!», «Муж изменяет!», «Кто-то бедняжку обидел!», «Уволили!»… Ну в крайнем случае: «Наверное, кошелёк потеряла!»

Но, блин, если бы все эти «жалельщики» чужих слёз не стеснялись и присмотрелись к плачущей — очень быстро бы поняли, что плачет она от счастья. . . . )
anna_amargo: (смотрю и вижу)
Со мною такое часто случается — затишье, а потом совпадение. Кто-то спрашивает, я отвечаю. Но — отвечая — думаю: «А нафига я рассказываю это вот этому вот человеку, вот здесь, вот сейчас? Вот зачем?...»

В общем, я не говорила никогда никому об одном происшествии, случившемся со мною тогда, когда мне было лет двадцать семь... Я толком его даже не вспоминала.

Но сегодня мне задали вопрос наводящий, в беседе о царстве Базальта. Я начала отвечать. И — выложила — как на духу. Я до сих пор не знаю — зачем. Но — надо так надо. Поэтому я перенесу свой монолог из Скайпа — сюда, чтоб не потерять его. Ну, и чтоб опять не забыть... . . . )
anna_amargo: (молоко для детишек)
Я всё время забываю о том, что Антонина и Константин — это совершенно разные люди. Я всё время спотыкаюсь о сравнивание дочери с сыном.

Вот Константин слюни пускает и чешет обеими лапками припухшие дёсны, а я думаю: «Да, ну, это не могут быть зубы... В четыре-то месяца... У Тони первый показался в один год один месяц...» Потом я вспоминаю, что он — не она и лезу в его рот посмотреть: «Ну, а вдруг прям сейчас?»

Нет, зубов пока нет. Но не в зубах же всё дело, вся разница между моими детьми. Разница — в моём ощущении от моих же детей. . . . )
anna_amargo: (дикий миндаль)
И поняла, что я потратила год своей жизни на то, чтоб любить. Бессмысленно и беспощадно.

Ну, то есть, мне, наверное, надо было потратить себя куда-нибудь. Вложиться Водою в Огонь, сделать немного пара и пару стихов написать.

Поэтому, собственно, нельзя считать, что это был впустую потраченный год. Но — что называется — неприятный осадок остался. Я выдумала себе человека. Я его полюбила (он даже не понял — за что, и почему я пристала)... И я же — оборвав эту любовь в припадке наведения чистоты и порядка во внутреннем мире своём — поняла вдруг, что этот стремительный год нужен был лишь как передышка. Между прошлым и будущим.

P.S. Ну, и , да, радует только одно. То что сейчас я любила сама, по собственному желанию. А не любовью навязанной, как это было с В.М.
anna_amargo: (плоды горечи)
Да, я таки выскажусь. И, нет, меня нифига не радует сейчас «семейная примета военная». Та самая, в которой говорится: «На чьей стороне будет первая наша потеря — та сторона и выиграет»...

Во-первых, потому, что — чья бы сторона не одержала победу в гражданской войне — мы всё равно проиграли, потеряв своего Сав Сахирдоара. . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Утром умерла моя бабушка, мамина мама. Рассыпалась буквально за дни. За три недели, прошедшие с наступления Нового Года.

Я была к этому готова, я этого ожидала. Потому, что догадывалась — произойдёт то же самое, что произошло с Владимиром Михайловичем, дедушкой мужа. Это — параллель, это Сила, которой у меня не хватает, чтобы тянуть дальше.

Возможно, если бы бабушку мою в детстве её родители не назвали Любовью, она бы в своей старости не зависела от того — способна я или нет испытывать чувство любви. Она бы от меня не зависела и от струны той, которую я натягиваю и которая резонирует. Она бы была сама по себе, а не к жажде моей причастная. И, очень даже возможно, что жила бы своей жизнью, а не моей Любовью, которой мне уже не хватает...
anna_amargo: (внутри сердца)
Раз уже Наступившему Году исполнилось семнадцать, и ему стало можно употреблять алкоголь, драться на ножах и целоваться взасос, я тоже — поддавшись на уговоры раскрепоститься и высказаться — произнесу вслух то, что, наверное, надо сказать, наконец...

Тем более, что теперь — уже можно. Потому, что тег, недавно сочинённый, я прикрыла вчера. Потому, что я рубанула уже по своему по живому. Потому, что я уже сказала: «Прощай, гудбай и аддио...» И потому, что я уже не жду ничего... Ну, кроме, может быть, дружбы, которую не отменял никто...

Ну и потому, что Оливер мне практически приказал: «Сформулировать, чтоб отпустить!» Вот я и формулирую. То — чего же я хотела, в конце-то концов, от любви от своей... . . . )
anna_amargo: (горькое дважды)
Тот случай, когда прозвище человека стало названьем профессии. Тот случай, когда два слова, привезенных из Афганистана, стали Рубару родными. Потому, что изначально родным Рубару был человек, словами этими названный.

Человек, который — копаясь в Марнат, этим самым Рубаром напичканной — раскопал там ритуал Мес Аххием, которым мало кто пользовался, потому как многим не давали этого делать дух просвещенья и брезгливость врождённая.

Всем умникам, видите ли, противно было бы — как требует того ритуал — пить вино с мочой смешанное, и даже стоять рядом с тем, кто согласен вино это пить. А мудрый солдат — видевший и не такое и всякое употреблявший — подумал: «Почему бы и нет. Раз это кем-то написано, то может быть нужно кому-то...» . . . )
anna_amargo: (внутри сердца)
Goodbye. Addio. Au revoir. Сбогом. Vale. Viszlát. La revedere. Żegnaj. Αντίο. ნახვამდის. Adiós. Adéu. Прощавай. Ardievas. Sudie. Abschied. Adeus. Збогом. Zbohom. Hüvasti. Sbohem. Adjö.

На этом языки мои кончились, по-моему. Вспоминала, пока ждала и — ожидая — игралась с возможностью ноутбука делать снимки экрана и отсылать их по почте. Получила сама от себя четырнадцать писем. Хочу сказать себе: «Спасибо, милая Сана, что ты себя не забываешь! Это мило с твоей стороны...» . . . )
anna_amargo: (миндальное вино)
Может, стоило бы бить себя по рукам — за одну лишь попытку разложить Карру на этот совершенно безумный вопрос. Но — тогда уж мне следовало и по голове себе дать — за то, что мысль: «Разложи-ка!» пришла в эту самую голову...

Может, вообще стоит спрятать именно этот набор карточек Карры подальше. Дабы не соблазняться желанием посмотреть: «А как оно будет, если я вот прямо сейчас оборву эту странную связь, которую я здесь — в точке вхождения в грудь — чувствую беспрестанно, которую с той стороны совсем не ощущают, но которая тем не менее есть, ибо Суд этот чёртов Масуд?»

Может, надо — вместо того, что гадать — взять в руки нож и отрезать... Но — тошнить начинает от одного лишь вида ножей.

Ибо — ладно «та» сторона, там без меня разберутся. Но моя перспектива «как только отрежешь — так сразу» заполучить взамен любимого человека, некого «сарацина», который, не сможет сравниться, само собой, но хоть «утешит» немного, уже хотя бы вот тем, что захочет остаться со мной — вот от чего реально хочется орать и метать... . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Вот странное это состояние. Когда нет ничего. В том числе сил нет и нет надежд на то, чтоб соприкоснуться хоть как-то.

И ты спрашиваешь у себя: «А, может, Сана, и правда, отстать и перестать?» И сама себе отвечаешь: «Хотелось бы... Но — нет, не могу пока...» И вдруг обнаруживаешь, что этот ответ: «Нет!» радует тебя почему-то... Пока ещё радует... Появляется то самое странное...

Заключающееся в ощущении, что — как только ты тут, на своей стороне — рубанёшь, наконец, с плеча и связь эту прервёшь — там — на той стороне — буря начнётся. Настоящая страшная буря... И я понимаю, что это только Mansud. Закон Энергообмена. Но — я не хочу бури. Я вообще ничего не хочу...
anna_amargo: (внутри сердца)
На Libero опять бушует дурацкий флеш-моб. Не знаю, кто первый спросил: «Изменились ли ваши привычки после появления человека любимого?», но на этот вопрос уже ответило человек пятьдесят... Ужасно заразная штука...

У меня тоже спросили. Вот так прямо в лоб: «Ну-ка, Сана, ты же, если верить ветрам, слухи до нас доносящим, в кого-то там влюблена... Так поведай же нам, дорогая, научил ли тебя возлюбленный твой чему-нибудь плохому уже? Или хорошему, может быть?»

Я сразу не нашлась — что ответить. И всех скопом послала. Прямо в Палермо некоторых... Особенно тех, кто хвастался: «Я бросил курить!» (А тренер твой знал, что ты курить начинал?) и «Я научился играть на гармошке губной!» (Конечно, жена твоя тебя играть научила — всё, что угодно, ради того, чтоб ты помолчал хоть полчасика!) и «Я стал смотреть по спутнику новости украинские, чтоб знать как живут там любимые!» (Господи, я искренне надеюсь, что не канал ТВi, а то ты станешь бояться за нас и плохо спать по ночам!)...

Я сразу не сообразила и на флеш-моб решила просто забить. А потом — зайдя в супермаркет за банкою кофе — я вспомнила вдруг! . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Утром сегодня получила я электронное письмо от Симон из самого из Парижу. Письмо длинное и занимательное (Ага, я сразу подумала, что подруга моя старинная Бог знает чем занималась на Новогодних Каникулах и теперича — с похмелья большого — ей и заняться уж нечем, кроме как письма писать мне...)...

Но — как бы то ни было — а письме было много занятного. Во первых же строках Симон мне рассказала, что приятельница наша Лукреция — после смерти отца своего — ударилась вдруг в ортодоксальный иудаизм и в Израиль жить переехала. Потом Симон мне поведала, что её собственный муж Жаклин Эм занялся овцеводством и поделилася мыслью, о том, что для любого Морриза «овцы — самое то, ведь Морризы сами как овцы — тихие, мирные звери, и лишь иногда — если их довести хорошенько — становятся баранами упёртыми»...

А напоследок Симон поинтересовалась: «Помнишь ли ты Ирэн? Ту девушку, с которой я в Питер приезжала в девяносто шестом?» . . . )
anna_amargo: (одинокое дерево)
Значит так. Час назад пришла я в аптеку. Купить банку Nutrilon-а для Константина вечно голодного. И встретил меня у кассы относительно новый провизор, появившийся в этой аптеке недавно совсем. Медлительный, зашуганный уже коллегами — смешливыми девушками. Выглядящий постоянно как мокрая мышь. Ну, в общем, Ардиор не самого лучшего качества, да ещё и с поправкой на местность и экологическую обстановку печальную.

Он стоял — олицетворение всех скорбей человеческих — долго думал, долго считал, долго пытался понять, чем Nutrilon гипоаллергенный от кисломолочного отличается. Потом — с помощью одной девицы, прикрикнувшей на него из-за кассы соседней — Ардиор, наконец, раздуплился и цену назвал мне.

А — протягивая ему в окошко, аркой прорезанное в толстом стекле, отделяющем работников аптеки от её посетителей — сто гривен свои, я заметила на руке его кровь. «Вот убогий...» - Подумала я - «Порезался и не заметил. Ардиор одно слово...» Я его даже пожалела слегка. И — лишь получая свою сдачу и в кошелёк опуская пять гривен с копейками — я поняла, что кровь у него на руке — не его, а моя. . . . )
anna_amargo: (три навсегда)
Сразу оговорюсь. Повторюсь. Ибо, кажется, уже не раз (и в этом Журнале — также, наверное) я говорила — и прямо и вскользь: «Я не люблю эту книгу...»

Не перевариваю её ни душой, ни желудком... И, нежнейше любя всё прочее творчество автора, я одно это его произведение никогда полюбить не смогу. Я считаю её симптомом тяжелого заболевания и — как человек примитивный, руководствующийся инстинктами дикими — предпочитаю такую болячку серьёзную не только стороной обходить, но и не пускать имя её на свой язык в разговоре...

Но. Тут так случилось, что с братом мы только что зацепились за русского художника Бронникова, который — в результате каких-то махинаций, пертурбаций и бзиков удачного случая — стал обладателем счастливым некоторого количества писем-записок, написанных рукою Папы Сильвестра Второго.

Зацепились и Оливер сказал: «Ну, ведь это же символично, что — якобы находящаяся среди тех бумаг формула Moskva – оказалась-таки в Москве настоящей. Ведь — если верить свидетелям, при которых это происходило, Фёдор Андреевич году так в семьдесят восьмом передал пакет некому другу, который и увёз его в Россию, прям вот в Москву эту самую...» Я удивилась. Спросила: «И многие ли знают об этом?» А братец мой выпучил глаза и сказал: «Да весь мир это знает! Во всяком случае те, кто книжку читал про Мастера и любовницу его Маргариту!» Тут я удивилась ещё раз. И брат мне поведал, что — по сюжету романа — Воланд приезжает с столицу Советскую именно затем, чтоб разобрать Сильвестров архив. И вот в этом месте я удивилась раз третий.

28 июля 2013 - 5


Нет, я не удивилась, я просто таки офигела. Потому, что — не помню такого в сюжете, хоть режьте меня и хоть ешьте... Да, я последний раз читала «Мастера и Маргариту» лет в четырнадцать, наверное. Но мне казалось — если б я там встретила упоминанье про Папу — я бы его заметила наверняка. И запомнила б точно... . . . )
anna_amargo: (смотрю и вижу)
Ну, и раз пошла игра такая, покажу ещё и картины. Одна из которых — любимая у меня почему-то. Та, которая с Лучником и Себастьяном Святым.

На самом деле — я даже себе объяснить не могу — почему мне так нравится творчество художника этого. Идеи ведь лежат на поверхности. Исполнение также не глубоко пропахано. Но — цепляет. И «Себастьян» И «Лучник, звонящий своей старой маме» и многое другое ещё...

Но сначала, конечно, «Лучник», про которого у меня в голове сложилась уже история странная, обрастающая постепенно подробностями и деталями мелкими...

Philip Gladstone 0


А потом уже меня привлекает всё остальное — все эти «Музеи» и «Ванны» и многое из серий других. Привлекают потому, вероятно, что я сама иногда люблю смотреть неглубоко и неглубоко погружаться в смысл и подсмыслы картин... Ибо, проще не думать, а выдумывать сказки свои... . . . )
anna_amargo: (внутри сердца)
Сейчас все засуетились вдруг. Забегали. Запричитали. Каждый каждого предупредить норовит. Мол, поосторожней с желаниями. Новая луна. Седьмой год. Год Лучника. Год Стрелы. Да к тому же вот-вот родится Акрэм Дир. А это уже серьёзно... В общем, лучше с мечтами быть попроще чуть-чуть...

Некоторые — особо опасливые — даже предлагают связать Андрей Николаича нашего и рот ему скотчем заклеить. Чтоб, во-первых, не пил. А, во-вторых, не желал ничего... А есть ещё и такие, которые очень хотят привязать к Андрей Николаичу Оливера и Франческо Лоренцовича и Джанлуиджи Адриановича и даже Филиппо Джанкарловича и кого-нибудь ещё. Для порядку. Пусть вроде как гирляндой сидят под ёлочкой новогодней и ничего никому не желают.

Нет, я сама знаю — как у нас с пожеланиями. В нашей Семье сгоряча могут так пожелать, что горячо потом будет ещё очень долго. Всю жизнь... Я это знаю. Я сейчас коплю на билет, чтоб доехать к тому, кто мне под Новый Год две тыщи тринадцатый влюбиться пожелал и вдвое больше детей...

Но всё же... Желать осторожно — это как-то неправильно. Это всё равно, что из лука стрелять и целиться в молоко — только лишь потому, что в яблочко страшно попасть. И страшно лишь потому, что — нельзя быть таким удачливым. Нельзя постоянно в цель. Надо иногда и промазывать. Чтоб Мирозданье расслабилось. И чтоб окружающие перестали черной завистью маяться. . . . )
anna_amargo: (молоко для детишек)
Это так называется в Семействе Недосвятом замечательная примета одна... Та самая, утверждающая, что сын, выросши в мужчину во взрослого, счастлив будет, если похож на маман свою, а дочь будет счастливая женщина, если похожа на папашу...

В примету, конечно же, хочется верить. Особенно после того, как число сказавших мне: «О, да Константин же — вылитый ты во младенчестве!» перевалило за дюжину... Ну, не могут же, ведь правда, все эти люди видеть и ошибаться?..

Поэтому — Дат Рамеллат. Если я доверила сына кому-нибудь — значит — себя доверила. Если кто-нибудь на руки взял отпрыска моего — значит — и меня — тоже взял... Потому, что — какая тут разница? Разницы тут никакой... Ну разве что взгляд у меня потяжелей, чем у Кости... А остальном... Так... По мелочи... . . . )

Profile

anna_amargo: (Default)
anna_amargo

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
1617181920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios